ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время прямые людские потери СССР, включая военнослужащих, гражданское население и пропавших без вести, оцениваются примерно в 27 млн. человек. Однако процесс подсчета потерь далек от завершения и продолжается на региональном и общероссийском уровнях. Противоречивые данные как в советской, так и в современной российской и зарубежной исторической науке привлекают пристальное внимание и научной интеллигенции, и самых широких слоев населения. На сегодняшний день демографическая трагедия страны эпохи Великой Отечественной войны является одной из «болевых» точек не только историографии, но и новейшей внешней и внутренней политики России, исторической памяти и национальной идентичности. Гуманизация российского общества требует признания ценности каждой жизни, положенной на алтарь Победы, и учета всех людских жертв, понесенных нашим государством в годы Великой Отечественной войны.

Данная проблема принадлежит к числу наиболее сложных и политизированных направлений в отечественной исторической науке. Она имеет методологическое, конкретно-историческое, источниковедческое и морально-этическое значение и сопряжена с целым комплексом вопросов идеологического, демографического и нравственного характера. Колоссальные прямые потери среди военнослужащих и мирного населения СССР в целом и отдельных регионов Российской Федерации долгое время оставались вне поля зрения ученых, при этом каждое новое поколение узнавало новые «уточненные» данные, что привело к определенному недоверию со стороны ученого сообщества, а также рядовых граждан к материалам демографической статистики военных лет.

Вопрос о цене Победы на протяжении вот уже нескольких десятилетий тесно связан с проблемой фальсификации событий Великой Отечественной войны. Большинство исследователей полагает, что для получения более полной и точной картины безвозвратных потерь нашей страны в 1941-1945 гг. следует разрабатывать и применять новые стратегии и программы. Так, наряду с объединением усилий ученых самых разных специальностей (в первую очередь военных и гражданских историков, источниковедов, демографов и др.), сотрудников научных учреждений, высших учебных заведений, архивов, музеев, библиотек, поисковых отрядов, созданием баз и банков данных, применением новых информационных технологий, давно назрела необходимость фронтального изучения людских утрат на фронте и в тылу в каждом сельском поселении, городе, области, крае. Это позволит приблизиться к подлинному осознанию величайшей стоимости Победы в годы Великой Отечественной войны.

Актуальность темы также вызвана недостаточной изученностью вклада крупных тыловых российских регионов, обеспечивших в 1941-1945 гг. Победу над фашистскими захватчиками. Поэтому необходимо получить научно-подтвержденные данные о безвозвратных прямых и косвенных людских потерях в военный период.

Объектом исследования в данной монографии являются безвозвратные людские потери уроженцев Куйбышевской области на фронтах и в тылу во время Великой Отечественной войны, а также демографические процессы на территории региона в тот же период.

Предмет изучения - количественные и качественные составляющие безвозвратных людских потерь: число потерь, их социальнодемографическая характеристика, хронология и география потерь. В предмет исследования включены и демографические процессы тылового населения (численность, состав, смертность, рождаемость, особенности естественного движения населения) Куйбышевской области в годы войны.

Отечественная историография Великой Отечественной войны и её демографических последствий прошла сложный и неоднозначный путь: от умолчания и фальсификации данных об общих, безвозвратных, санитарных и косвенных военных и гражданских потерях населения СССР до появления фундаментальных (коллективных, монографических, диссертационных) исследований, основанных на репрезентативной Источниковой базе, постепенно приближающих нас к исторической правде. Развитие историографии темы связано не только с длительной недоступностью основного корпуса источников, политической позицией руководства страны, но и с междисциплинарным характером проблемы, требующим комплексного подхода, совершенствования методологического и источниковедческого инструментария.

Используя в качестве главных критериев изменения в области методологии, методики исчисления потерь и Источниковой базы, мы полагаем, что в отечественной историографии проблемы можно выделить два периода: 1940-е - конец 1980-х гг. и начало 1990-х гг. - до сегодняшнего дня. В первом периоде принято выделять несколько этапов, в том числе так называемый «переходный этап» - вторую половину 1980-х - начало 1990-х гг. Характеристика первого периода историографии в целом повторяется практически во всех историографических публикациях. Второй период историографии в силу своей незавершенности к настоящему времени не получил окончательных оценок в научной литературе.

Рассматривая первый период историографии, авторы подчеркну

1

См.: Мерцалов А.Н., Мерцалова Л.А. Сталинизм и война: из непрочит. страниц истории (1930-1990-е). М., 1994; Они же. Людские потери РККА (1941-1945) и историческая наука СССР-РФ // Военно-исторический архив (далее - ВИА). 2004. № 10. С. 27-44; № И. С. 14-37; Исупов В.А. Демографические катастрофы и кризисы в России в первой половине XX века: историко-демографические очерки. Новосибирск, 2000; Кропачев С.А. Эволюция официальной отечественной историографии о потерях СССР и Германии в Великой Отечественной войне // Там же. 2004. № 1. С. 116-131; 2006. № 7. С. 23-50; 2010. № 1. С. 164-191; Его же. Масштабы демографических потерь СССР. Начало 1930-х - середина 1940-х годов: проблемы отечественной истории и историографии: сб. науч. ст. Краснодар, 2010; Голотик С.И., Минаев В.В. Демографические потери СССР в Великой Отечественной войне // Новый ист. вестник. М., 2007. № 2(16). С. 272-285 и др.

ли, что его важнейшей чертой стало сокрытие истинных данных о людских потерях СССР в войне. Впервые число погибших лиц было опубликовано в феврале 1946 г - «около 7 млн. человек»[1]. Эта цифра потерь доминировала в советской науке более 10 лет.

Период «оттепели» стимулировал появление ряда фундаментальных работ о Великой Отечественной войне, в которых затрагивался вопрос о величине людских потерь. В принятом в 1957 г. в Москве «Манифесте Мира» на совещании представителей коммунистических и рабочих партий говорилось: «Свыше 30 миллионов человеческих жизней, не считая миллионов раненных и искалеченных, поглотила вторая мировая война...».

В ноябре 1961 г. Н.С. Хрущев в письме премьер-министру Швеции Т. Эрландеру сообщил, что война «унесла два десятка миллионов жизней советских людей». Цифра «примерно двадцать миллионов» приводилась в отечественной литературе почти на протяжении тридцати лет. В тоже время некоторые официальные издания избегали давать итоговые оценки потерь СССР в минувшей войне.

В 1966 г. в Генеральном штабе Министерства обороны СССР сформирована комиссия по определению потерь, которую возглавил генерал армии С.М. Штеменко. Комиссия завершила работу в 1968 году. Результатом её деятельности стал статистический сборник «Боевые потери личного состава Вооруженных Сил СССР». Это издание хранилось до начала 1990-х годов под грифом «секретно».

В фундаментальном демографическом труде Б.Ц. Урланиса[2] была дана характеристика методов исчисления людских потерь и источников для расчетов потерь вооруженных сил во время войны; значительное внимание уделялось вопросам терминологии. В 1980-е гг. вопросы не только боевых потерь, но и гражданского населения затронул Л.Е. Поляков. Им была названа общая цифра безвозвратных потерь воевавших государств - 55 млн. чел., из которых, по мнению автора, 26 млн. чел. приходилось на «снижение естественного прироста населения». Он отметил, что методы исчисления людских потерь недостаточно разработаны, отсутствует и единая классификация военных потерь населения.

В 70-80-х гг. XX столетия историки обращаются к малоизученному сюжету - развитию народонаселения отдельных регионов России. В монографии В.В. Алексеева и В.А. Исупова на основе анализа материалов естественного и механического учета движения людских масс и информации о количестве населения была реконструирована картина демографического состояния Сибири в 1941-1945 гг. В числе других вопросов рассматривался и сюжет, связанный со смертностью населения в крупнейшем тыловом регионе. Данное научное направление получило дальнейшее развитие на рубеже XX-XXI вв.

В послевоенный период сформировалась историография Поволжья в годы Великой Отечественной войны, в том числе и Куйбышевской области. В 50-х - 80-х гг. XX века появились десятки разнообразных исследований (коллективные труды и монографии, сборники

статей и отдельные статьи[3], краеведческие издания, диссертации) посвященные ратному и трудовому подвигу волжан в 1941-1945 гг. Проблема потерь региона затрагивалась косвенно, главным образом, через призму мобилизации населения на фронт. Только с начала 1970-х гг. в работах, раскрывающих военно-оборонную деятельность местных Советов, появляется интересующая нас информация. Так, в докторской диссертации Л.В. Храмкова указывается, что свыше двух миллионов волжан влились в ряды Советской Армии в военный период. В конце 1970-х гг. без ссылок на архивные фонды опубликовали следующие данные: «более полумиллиона куйбышевцев сражались с врагом в годы Великой Отечественной войны». Аналогичные сведения мы встречаем и в монографии Д.П. Ванчинова. Следует

отметить, что указанная цифра доминирует практически во всех современных научных исследованиях, посвященных вкладу Куйбышевской (Самарской) области в победу в 1941-1945 гг.

В ряде исследований (в основном в диссертациях) были опубликованы отдельные данные о количестве куйбышевцев, ушедших на фронт в разные военные годы. Л.М. Зотов, опираясь на материалы партийных архивов, отмечает, что из области к началу 1942 г. в армию и на флот ушло свыше 287 тыс. человек[4]. В кандидатской диссертации П.И. Исаева, продолжившей исследование предыдущего автора, указывается: на 1 сентября 1942 г. из Куйбышевской области было оправлено в Красную Армию 393 644 человек рядового и младшего командного состава.

Вторая половина 1980-х - начало 1990-х гг. характеризуется появлением острых публицистических материалов в средствах массовой информации, научных статей и монографий, в которых назывались новые цифры прямых и косвенных потерь СССР во время Великой Отечественной войны. Во время дискуссий амплитуда потерь колебалась от 26-27 млн. до 50 млн. человек. Например, по подсчетам Б.В. Соколова, которые он представил в 1988 г., общие безвозвратные потери страны составили около 21,3 млн. чел. В 1991 г. он утверждал, что потери Вооруженных Сил СССР - 14,7 млн. чел., а суммарные действительные и потенциальные потери страны - около 46 млн. чел. Приведенные сведения вызвали неоднозначную реакцию научного и особенно военного сообщества.

Следует подчеркнуть, что обсуждение проблемы было вызвано не только научными интересами и потребностями, но и известными реалиями эпохи «перестройки», которые подтолкнули политическое руководство страны принять некоторые шаги по выявлению истинных масштабов потерь СССР в войне. В конце 1980-х гг. в различных ведомствах были созданы несколько комиссий, которым поручили решить эту важнейшую историческую и политическую задачу. В 1988-1989 гг. в Генеральном штабе Вооруженных Сил СССР работала комиссия по анализу и подсчету военных потерь в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Её возглавил доктор военных наук, генерал армии М.А. Гареев. Итоги работы комиссий в Генеральном штабе были утверждены и опубликованы[5]. Опираясь на их результаты, президент СССР М.С. Горбачев 8 мая 1990 г. в своем докладе, посвященном 45-летию Победы, подчеркнул, что война унесла почти 27 млн. жизней советских людей.

Главным итогом рассматриваемого периода является осознание того огромного и многопланового влияния, которое оказала Великая Отечественная война на закономерности развития населения СССР и необходимости исследования проблемы на основе строго научных подходов. В новых исторических условиях, позволивших приблизиться к более объективному освещению вопроса о человеческих жертвах войны, впервые стали писать не только о боевых потерях, но и демографических процессах в тыловых регионах РСФСР. Значительное влияние на дальнейшее развитие историографии оказали партийно-государственные решения о создании Всесоюзной (позднее Всероссийской), областных, краевых, республиканских книг Памяти, в которые планировалось к 50-летию Победы (1995 г.) внести всех погибших солдат и офицеров.

Параллельно с официальной историографией еще в 50-70-х гг. XX века сформировалось мощное добровольное поисковое движение, направленное на обнаружение, захоронение, увековечение памяти погибших воинов. Заслугой данного общественного движения является не только реальная работа по установлению судеб десятков тысяч военнослужащих, но и выработка новых методологических и источниковедческих подходов, создание картотек, банков и баз данных погибших в десятках регионов Российской Федерации.

Второй период историографии, важнейшей чертой которого является качественно новый уровень осмысления проблемы, начинается после распада СССР. Он характеризуется введением в научный оборот рассекреченных документальных материалов, выявленных, прежде всего, в Центральном архиве Министерства обороны, Центральном архиве Военно-Морского флота, Российском государственном военном архиве, Российском государственном архиве экономики, Центральном архиве Федеральной службы безопасности, архиве военно-медицинских документов Военно-медицинского музея МО РФ, архиве Института военной истории МО РФ, Всероссийском научно-исследовательском институте документоведения и архивного дела, местных и других архивохранилищах. Людские потери, как сложная многоаспектная тема, превращается в одно из наиболее крупных направлений историографии Великой Отечественной войны. Особенностями научных исследований являются междисциплинарный анализ демографических аспектов истории 1941-1945 гг.; осознание ограниченности всех известных на сегодняшний день методик подсчета потерь населения; дальнейшее развитие дискуссий; поиск нетрадиционных видов источников по теме. На развитие проблематики оказали влияние первые региональные труды, в том числе и дис

1

Садовников С.И. Источники и методы поиска, установления имен и судеб воинов, оставшихся на полях сражений Великой Отечественной войны // Вестник архивиста. 2000. № 2 (56). С. 88-104; Его же. Чтоб не распалась связь времен...: опознание по боевым наградам. М., 2005 и др. См. также автореф. дисс. канд. ист. наук: Садовников С.И.Источники и методы поиска, установления имен и судеб воинов, оставшихся на полях сражений Великой Отечественной войны. М., 1999; Цуканов И.П. История поискового движения в России в конце XX-XXI века (на материалах Курской области). Курск, 2007.

сертационные, направленные на установление и публикацию достоверных сведений об уроженцах тех или иных мест, погибших в годы войны.

Ученые выделяют два основных направления, тесно взаимосвязанные друг с другом: исследование людских потерь Вооруженных Сил СССР и реконструкция демографического состояния в стране, Российской Федерации, ее отдельных регионах накануне и в период войны. Для данной работы представляет интерес изучение обоих направлений.

В рамках первого направления созданы труды, главным образом, военных историков. Разногласия в данной группе авторов носят зачастую непримиримый характер. Среди наиболее значительных работ отметим обобщающий коллективный труд под руководством генерал-

1

Михалев С.Н. Боевые потери сторон в стратегических наступательных операциях Советской армии 1941-1945 гг. // ВИЖ. 1991. № 11.С. 11-18; Его же. Демографические и военно-оперативные потери Вооруженных Сил СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. // Россия: исследования по социально-политической истории, историографии, демографии. Красноярск, 1999. С. 65-110; Его же. Людские потери в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.: стат, исслед. 2-е изд., испр. и доп. Краснодар, 2000; Елисеев В.Т., Михалев С.Н. Так, сколько же людей мы потеряли в войне? // ВИЖ. 1992. № 7. С. 31-34; Гареев М.А. Социально-политическое значение и цена победы // Международная жизнь. 1994. № 9. С. 94-103; Его же. Под видом поиска исторической правды // ВИЖ. 2005. № 12. С. 9-15; Гуркин В.В. Людские потери Советских вооруженных Сил в 1941 - 1945 гг.: новые аспекты // ВИЖ. 1999. № 2. С. 2-21; Филимошин М.В. Людские потери Вооруженных Сил СССР // Мир России. 1999. № 4. С. 92-10; Кривошеев Г.Ф. Жертвы и цена Победы // Цена победы: сб. мат-лов научной конференции. М., 2000. С. 4-13; Его же. Великая Отечественная война: соотношение сил и потерь на советско-германском фронте // Россия православная. 2005. № 8. С. 26-68; Первышин В.Г. Людские потери в Великой Отечественной войне // Вопросы истории. 2000. № 7. С. 116-122; Сафир В.М. Генерал Гареев не приемлет факты... // ВИА. 2001. № 10. С. 104-107; Его же. «Работа сделана добротно, но с выводами согласиться не могу» // Там же. 2003. № 7. С. 86-90; Его же. Искушение мифами // Там же. 2004. № 3. С. 75-83; Шабаев А.А., Михалев С.Н. Трагедия противостояния: Потери вооруженных сил СССР и Германии в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.: (ист.-стат, исслед.). М., 2002; Мерцаловы А.Н. и Л.А. Людские потери РККА (1941 - 1945) и историческая наука СССР-РФ // ВИА. 2004. № 10. С. 27-44, № 1 ЕС. 14-37; Они же. Подходы к изучению прошлого (по новейшим трудам о войне 1939-1945 гг.) // ВИА. 2005. № 12. С. 146-153; Соколов Б.В. Военные потери СССР в Великой Отечественной войне и их отражение в общественном сознании и историографии // Опыт мировых войн в истории России. Челябинск, 2007. С. 287-304 и др.

полковника Г.Ф. Кривошеева[6]. В нем приведена общая цифра боевых потерь СССР в годы Великой Отечественной войны - 8 млн. 668 тыс. человек. Несмотря на продолжающуюся критику данного издания, оно существенно расширило и дополнило представления о цене Победы. В начале XXI века труд был дважды переиздан в дополненном варианте. Цифра потерь выросла до 9 млн. 168 тыс. 400 человек. В 2009 году опубликована новая книга того же авторского коллектива. В ней дана оценка мобилизационных возможностей нашей страны накануне войны, показано соотношение Вооруженных Сил СССР и Германии, вновь сверены цифры потерь и подтверждена достоверность более ранних подсчетов, существенно уточнены общие людские потери по периодам, кампаниям войны, по фронтам и т.д.

Важным событием в исследовании темы стала научная конференции «Людские потери СССР в Великой Отечественной войне», проходившая в 1995 г. в Институте российской истории Российской Академии наук, которая явилась определенным рубежом в изучении проблемы людских потерь в годы войны. Именно с этого времени данное направление историографии становится самостоятельным и прочно занимает свое место в военной истории .

Сегодня отсутствуют общепринятые данные по обозначенной проблеме. На страницах журнала «Военно-исторический архив» и некоторых других изданий опубликован ряд статей полемического характера, авторы которых пытаются скорректировать количество людских потерь Вооруженных Сил СССР в годы войны3. Заслуживают внимания статьи А.Н. и Л.А. Мерцаловых, в которых обращается

внимание на дискуссионные выводы относительно потерь Вооруженных Сил, ставятся методологические, конкретно-исторические и историографические вопросы изучения этого направления.

В 1990-2000-х гг. были защищены диссертации, содержащие выводы и наблюдения, представляющие интерес для данного исследования. А.А. Шабаев на примере первого периода войны обобщил опыт деятельности центральных органов Красной Армии и штабов всех уровней по организации учета и отчетности потерь личного состава сухопутных войск, рассмотрел вопросы терминологии, связанные с определением военных потерь, классификации, источниковедения потерь личного состава Вооруженных Сил[7].

А.В. Толмачева проанализировала источники определения боевого и численного состава советской и германской сторон, показала динамику его изменения на начало каждой кампании Великой Отечественной войны, представила свою версию дискуссионной проблемы (на основе применения метода демографического баланса) - соотношения военно-оперативных и безвозвратных демографических потерь личного состава СССР и Германии в 1941-1945 гг.

Одной из тенденций современного историографического процесса является привлечение информационного потенциала региональных Книг Памяти. Опираясь на материалы данного массового источника, И.Л. Аравин на материалах Новосибирской области проанализировал основные параметры и характеристики призывного контингента региона, а также динамику потерь среди военнослужащих. Автор пришел к выводу, что критическое изучение материалов Книги Памяти позволило значительно приблизиться к объективной оценке демографических процессов, происходивших в крае в 1941-1945 гг.

Применение новых информационных технологий нашло яркое отражение в кандидатской диссертации Г.В. Дьячкова[8]. Созданная автором электронная просопографическая база данных позволила создать первое исследование социокультурного облика Героев Советского Союза периода Великой Отечественной войны.

Следует отметить содержательные региональные исследования по проблеме военных потерь отдельных российских регионов, созданные А.А. Ивановым и Л.Г. Скворцовой. Данные работы стимулировали аналогичные поиски и в других областях, краях и республиках Российской Федерации.

В докторской диссертации А.А. Иванова, в других трудах была обобщена огромная работа самого автора и некоторых ученых Татарстана, в том числе участвовавших в создании книги «Память». Как подчеркнул А.А. Иванов, в республике удалось создать единую информационную технологию поиска сведений, обработки накопленной базы данных и издания на её основе поименных списков «Книги Памяти». Впервые были определены безвозвратные потери населения в годы Великой Отечественной войны по каждому району и по Татарстану в целом; установлены имена, фамилии, причины гибели и место захоронения большинства из 350 тысяч погибших; уточнены данные о количестве граждан республики, побывавших в плену; показана динамика потерь военнослужащих в 1941-1945 гг. Методология, методика поиска и анализа массовых источников, а также созданные на ее

основе оригинальные компьютерные программы и базы данных казанских ученых нашли применение во многих других регионах России и странах ближнего зарубежья.

Объектом диссертационного исследования Л.Г. Скворцовой стали безвозвратные потери Красной армии на примере Республики Мордовия в годы Великой Отечественной войны[9]. Созданная на основе Книги Памяти база данных позволила получить количественные данные по участию уроженцев республики в военных кампаниях 1941-1945 гг., провести сравнительный анализ безвозвратных потерь в целом по стране и в частности по республике Мордовия.

Демографические процессы среди мирного населения были изучены в ряде работ российских историков, демографов, экономистов. Ученые уделили основное внимание методологическим и терминологическим аспектам проблемы, специфике отечественной информационной базы для исчисления военно-демографических потерь населения СССР, России и ее регионов, а также методике подсчетов.

Ими были выявлены некоторые причины разногласий при определении величины потерь страны в военное время: отсутствие достоверных данных текущего учета населения в ЗО-е гг., научных исследований с подробным изложением методики анализа объема и структуры потерь, недостаточно глубокое понимание тенденций рождаемости и смертности гражданского населения в условиях войны и другие. В.П. Попов метко подметил: ввод в научный оборот рассекреченных партийно-государственных документов, ранее недоступных ученым, развеял многие надежды: «появилось множество вопросов и мало квалифицированных ответов», так как «важнейшие источники о демографическом состоянии страны... отрывочны и скудны»[10] .

Некоторые авторы пришли к выводу о том, что к настоящему времени резервы научного аппарата исчерпаны, большинство исследователей предпочитают присоединяться к какой-либо демографической оценке потерь населения, либо незначительно ее скорректировать. В.А. Исупов предложил: чтобы получить новое знание по истории народонаселения России в XX столетии, в том числе и в военные годы, необходимо изменить сам подход к проблеме. Он «должен быть не столько демографическим, сколько историческим, а именно исследующим связь «государственная власть - демографическая сфера» в 2

ее хронологически-последовательном развитии» .

На рубеже XX-XXI вв. началась реализация масштабного проекта по воссозданию целостной демографической истории России в минувшем столетии. Во втором томе трехтомного издания, созданного коллективом ученых ИРИ РАН на основе данных переписей 1939 и 1959 гг., статистических материалов Центрального архива Министерства обороны РФ, федеральных государственных архивов подробно рассмотрена проблема людских потерь во время Великой Отечественной войны.

В рассматриваемый период историографии объектом внимания ученых является демографическая ситуация военных лет в областях,

краях и республиках страны[11]. Были защищены первые диссертации, в которых нашли отражение такие проблемы, как естественное движение, динамика численности, изменения в этническом и половозрастном составе населения, влияние социальной политики на демографическую сферу, изменение состава городских и сельских жителей, причины и последствия значительной смертности населения тыловых регионов и многие другие. Значение данных работ не исчерпывается введением в научный оборот обширного документального материала, их ценность обусловлена решением целого ряда недостаточно изученных вопросов российской и региональной демографической истории эпохи войны.

В Самарской области в конце XX - начале XXI вв. практически по всем аспектам политической, социально-экономической и куль

турной истории Великой Отечественной войны были созданы обобщающие коллективные[12], монографические труды, опубликованы десятки документальных изданий, сборников статей и отдельных статей, защищены диссертации. В значительном числе работ освещался ратный подвиг волжан.

Важным событием явилось издание областной Книги Памяти. Самарское издание является одним из самых крупных, насчитывает 32 тома, из них 22 тома посвящено людским потерям области в 1941-1945 гг.1 В обзорном томе Всероссийской Книги Памяти содержится информация о числе погибших и пропавших без вести Самарской области - 215 000 чел2. Данная цифра в целом совпадает с той, которая указывается в краеведческой литературе - свыше 200 тыс. самарцев не вернулись с полей сражений3. Сведения о потерях приводятся также в публикациях, посвященных вкладу в победу отдельных городов и сельских районов области4.

Таким образом, историографический анализ показал, что, несмотря на значительное количество разноплановых изданий, посвященных демографической истории Великой Отечественной войны, вопрос о комплексном исследовании безвозвратных потерь на фронте и в тылу является актуальным, сохраняет научную, нравственную

  • 2005; Малыгин К.А. О славе не думали: этюды о ветеранах войны Самар, гос. пед. ун-та: док., письма, воспоминания, размышления. 2-е изд., доп. Самара, 2005; Самарцы в Курской битве / сост. Е.Г. Корнилов и др. Самара, 2006 и др.
  • 1 Книга Памяти: в 19 тт. Т. 1-19 / сост. В.В. Абаев, В.Г. Анисимов и др., ред. совет: Ю.М. Бородулин, Н.Е. Попков, В.Н. Мясников. Самара, 1993-1994; Книга Памяти: Т. 20-22 / сост. Н.Д. Кудинов, В.Н. Мясников и др., ред. совет: Н.Е. Попков, В.Н. Мясников. Самара, 1995-1998.
  • 2 Всероссийская Книга памяти 1941-1945 гг.: Обзорный том / редкол. Е.М. Чехарин, В.В. Володин, Д.И. Карабанов и др. М., 1995. С. 11.
  • 3 Храмков Л.В. Самарский край в судьбах России. Самара, 2006. С. 259.
  • 4 Золотые звезды Сызрани / ред. кол. В.П. Беляков и др.; сост. В.С. Морозенко. Сызрань, 1995; Кинель-Черкасский район в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) / сост. В.Н. Гусаров, А.В. Лебедев. Самара, 1999; Годы суровых испытаний (1941-1945 гг.): Из истории Сергиевского района в годы Великой Отечественной войны / сост. В.А. Чернышев и др. Сергиевск, 2000; По законам военного времени: (Сызрань - фронту): в 2 кн. / сост. В.С. Морозенко. Сызрань. 2000-2001; Русяев П.Я. Подвиг глушичан на фронте и в тылу. Самара, 2000; Ставрополь: фронт и судьбы: сб. очерков / авт.-сост. Н.Г. Лобанова. Тольятти, 2000; Великая Отечественная война в судьбах кинель-черкассцев / науч. ред. В.П. Пахомов. Вып. 1-2. Самара, 2000-2001; Овсянников В.А. Нам всем нужна одна победа...: Труженики Ставропольского района в годы Великой Отечественной войны. Тольятти, 2002; Мельников И.М. Хворо-стянцы в годы Великой Отечественной войны / сост. И.М. Мельников. Самара, 2002; Хроника подвига тружеников Кинель-Черкасского района в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945 гг.) / сост. П.Д. Столяров. Самара, 2005 и др.

остроту и требует дальнейшего, более глубокого изучения, в том числе и на региональном уровне.

Цель данной монографии - реконструкция объективной картины потерь населения Куйбышевской области на фронте и в тылу при помощи привлечения новых исторических источников, среди которых основным является электронный аналог Книги Памяти - базы данных безвозвратных людских потерь региона в 1941 - 1945 гг.

Ключевые задачи исследования:

  • 1. Разработка методики создания и анализа базы данных безвозвратных людских потерь Куйбышевской области на основе Книги Памяти;
  • 2. Установление числа безвозвратных людских потерь региона на фронтах Великой Отечественной войны при помощи базы данных;
  • 3. Анализ социально-демографических параметров погибших уроженцев Куйбышевской области;
  • 4. Анализ динамики потерь уроженцев региона по годам, периодам, кампаниям и стратегическим операциям войны и изучить факторы потерь Вооруженных Сил СССР на различных этапах боевых действий;
  • 5. Исследование демографических процессов Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны с помощью анализа динамики смертности и рождаемости гражданского населения области и выявить факторы, влияющие на них в условиях войны;
  • 6. Обобщение информации для получения итоговых данных по воспроизводству населения в условиях войны, а так же расчет численности косвенных людских потерь региона;
  • 7. Проведение сравнительно-исторического анализа данных о людских потерях на фронте и в тылу с общими масштабами потерь СССР в годы Великой Отечественной войны.

Для решения поставленных задач привлекались разнообразные источники, которые можно разделить на четыре основные группы.

Первую группу составила многотомная Книга Памяти Самарской области1. Издание состоит из списков военнослужащих: погибших, пропавших без вести, умерших от ран в период Великой Отечественной войны и является массовым источником, к которому применимы количественные методы анализа. По материалам Книги Памяти нами была создана база данных безвозвратных людских потерь области, насчитывающая 216 900 человек погибших.

Во вторую группу источников вошли документы трех федеральных архивов: Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного архива экономики (РГАЭ), Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) и одного ведомственного - Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ).

В ЦАМО РФ были выявлены и изучены отчеты о результатах мобилизации, именные списки безвозвратных людских потерь и пропавших без вести соединений и частей армий, донесения о потерях личного состава, книги учета безвозвратных потерь, которые хранятся в фондах Приволжского военного округа (Ф. 157), Полевого управления 21-й и 6-й гвардейской армии (Ф. 335) и Управления 63-го стрелкового корпуса (Ф. 953). Данная информация позволила дополнить созданную электронную базу данных людских утрат Самарской области в 1941-1945 гг.

Большое значение для исследования имеют материалы фонда Министерства здравоохранения РСФСР (Ф.А-482) ГАРФ - годовые, квартальные и месячные статистические отчеты органов здравоохранения о «движении» инфекционных заболеваний, справки и сведения о заболеваемости населения, материалы о мероприятиях по борьбе с эпидемическими заболеваниями, отчеты о состоянии медицинского обслуживания населения, сведения о демографических процессах и факторах смертности населения, отчеты о сети и кадрах медицинских учреждений. Материалы указанного фонда дополняют данные отчетов о состоянии здравоохранения РСФСР за годы Великой Отечественной войны, содержащиеся в фонде Научно-медицинского бюро санитарной статистики Наркомата здравоохранения (Ф.А-630), где отражена демографическая ситуация и в Куйбышевской области (динамика населения, состояние смертности и рождаемости по годам войны, обзор причин смертности, статистические справочные материалы о санитарном состоянии).

Информативную ценность представляют материалы фонда Центрального статистического управления при Совете Министров (Ф. 1562) РГАЭ - отчеты Наркомата здравоохранения ССССР и статистические таблицы Центрального статистического управления СССР, имеющие особую важность для изучения состояния здравоохранения регионов в годы Великой Отечественной войны, в том числе и нашей области.

В РГАСПИ привлечены документы, выявленные в фондах Всесоюзного комитета помощи по обслуживанию больных и раненых бойцов и командиров Красной армии (Ф. 603) и Центрального комитета ЦК КПСС (Ф. 17) в качестве вспомогательного материала для исследования.

Третью группу источников составили материалы двух местных архивов.

Информация по интересующей проблеме, включающая сведения о естественном движении населения области, материалы ежегодного учета половозрастного состава сельского населения, отчеты загсов и другие документы, позволяющие выявить причины смертности населения в тылу, определить основные тенденции в динамике смертности гражданского населения области в военный период, а также сравнить их с довоенными показателями, найдена мной в учетной и отчетной документации Статистического управления Куйбышевской области Центрального государственного архива Самарской области (Ф.Р-2521).

Материалы фонда дополняют документы, хранящиеся в фондах Куйбышевского областного военного комиссариата (Ф.Р.-4704) и отдела здравоохранения исполкома Куйбышевского областного Совета депутатов трудящихся (Ф.Р-4050), в совокупности позволяющие представить развитие региональной демографической сферы в условиях войны.

Так как демографическую ситуацию в крае следует рассматривать в связи с материально-бытовым положением населения области в чрезвычайных условиях войны, то была привлечена делопроизводственная документация, извлеченная из фондов Куйбышевского обкома ВКП (б) Самарского областного государственного архива социально-политической истории (Ф.656) и Куйбышевского горкома ВКП (б) (Ф.714).

К четвертой группе источников отнесены опубликованные сборники архивных документов и материалов о вкладе населения Куйбышевской области в победу в 1941-1945 гг., в которых отражены такие аспекты военной истории края, как мобилизация населения на фронт, формирование воинских соединений, ратный подвиг волжан1.

Критический анализ материалов всех групп источников дает возможность приблизиться к определению подлинных масштабов безвозвратных потерь населения Куйбышевской области на фронте и в тылу в 1941-1945 гг.

Решение данной задачи невозможно без применения комплексного подхода, являющегося важнейшим условием поиска исторической истины. Монографическое исследование основано на принципах объективности, историзма и междисциплинарности, которые предполагают всесторонний охват изучаемого явления для получения из источников максимально разнообразной и обширной информации о проблеме. Кроме того, в исследовании были использованы следующие исторические методы:

  • - историко-системный метод, применяемый для целостного охвата изучаемой реальности (системный подход);
  • - историко-генетический метод. Его суть состоит в последовательном раскрытии свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического движения. Метод позволяет в наибольшей мере приблизиться к воспроизведению реальной истории объекта исследования;
  • - историко-сравнительный метод. Объективной основой для сравнения является то, что прошлое представляет собой повторяющийся, внутренне обусловленный процесс. Многие явления тождественны или сходны внутренней сутью и отличаются лишь пространственной или временной вариацией форм. А одни и те же или сходные формы могут выражать разное содержание. Поэтому в процессе сравнения и открывается возможность для объяснения исторических фактов, раскрытия их сущности;
  • - количественные и математических методы обработки источников и анализ содержащихся в них данных: создание базы данных, табличное моделирование исторического процесса, графические методы анализа информации, метод визуализации демографических процессов, метод демографического моделирования, метод группировки.

Междисциплинарный характер исследования потребовал овладения автором основ демографической статистики (метод демографического анализа, методы стандартизации демографических коэффициентов).

В работе так же нашли отражение и общенаучные методы: логи ческий, аналитический, методы классификации и аналогии, дедукции, индукции и обобщения.

Таким образом, изучаемая проблема междисциплинарна и сочетает в себе результаты военной истории, демографии и исторической информатики.

Уникальность работы заключается так же в том, что рассматриваемая тема впервые решена на материалах Куйбышевской (Самарской) области. На основе комплексного анализа указанных источников получено новое знание по вопросу безвозвратных прямых и косвенных людских потерь региона. Впервые анализ демографических процессов, происходивших в тыловом регионе, увязан с проблемой военных потерь в 1941-1945 гг.

Итак, проблема исследуется с новых методологических позиций: создана электронная база данных безвозвратных потерь уроженцев Куйбышевской области на основе Книги Памяти и рассекреченных архивных источников. Полученный исторический источник подвергнут анализу с помощью количественных и математических методов, являющихся одними из перспективных технологий исследования в исторической науке и позволяющих решить ряд важных научных задач.

«Их имен благородных мы здесь перечислить не сможем, Так их много под вечной охраной гранита.

Но знай, внимающий этим камням: Никто не забыт и ничто не забыто...»

О. Ф. Берггольц

ГЛАВА ПЕРВАЯ

  • [1] Большевик. 1946. № 5. С. 3. 2 Развитие тактики Советской армии в годы Великой Отечественной войны. М., 1958; Вторая мировая война 1939-1945: военно-исторический очерк. М., 1958; История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945: в 6-ти т. М., 1960-1965 и др. 3 Правда. 1957. 23 ноября. 4 Международная жизнь. 1961. № 12. С. 8. 5 См.: История Второй мировой войны 1939-1945 гг.: в 12 т. М., 1982. Т. 12. С. ISO-151; Великая Отечественная война. 1941-1945: энциклопедия. М., 1985. С. 87. 6 См., например: История КПСС. М., 1962. С. 596; Советская историческая энциклопедия. Т. 3. М„ 1963. С. 109. 7 Кропачев С.А. Эволюция официальной отечественной историографии о потерях... // ВИА. 2004. № 1.С. 32.
  • [2] Урланис Б.Ц. Войны и народонаселение Европы. Людские потери вооруженных сил Европейских стран в войнах XVII-XX вв.: ист.-стат. исследование. СПб., 1960. 2 Поляков Л.Е. Цена войны: демографический аспект. М., 1985. С. 42, 87. 3 Там же. С. 40. 4 Алексеев В.В., Исупов В.А. Население Сибири в годы Великой Отечественной войны. Новосибирск, 1986. 5 Храмков Л.В. Во имя Победы: Деятельность местных Советов в годы Великой Отечественной войны (1941-1945). Саратов, 1978; Ванчинов Д.П. Военные годы Поволжья (1941-1945 гг.). Саратов, 1980; Краснознаменный Приволжский: Ист. очерк. 2-е изд., испр. и доп. Куйбышев, 1980; Гокунь А.А. Приволжские крылья: очерки истории авиации Краснознаменного Приволжского военного округа. 1917-1980. Куйбышев, 1981 и др.
  • [3] «...Как шли на битву партизаны»: сб. очерков о куйбышевцах - участниках партизанского движения в годы Великой Отечественной войны / сост. А. Вятский. Куйбышев, 1968; Каревский Ф.А. Куйбышевцы - партизаны Великой Отечественной войны // Подвиг советского народа бессмертен. Куйбышев, 1975. С. 64-67; Огненные тараны. Куйбышев, 1978; Исаев П.И. Деятельность Куйбышевской областной партийной организации по подготовке боевых резервов для Красной Армии в годы Великой Отечественной войны // Науч. тр. / Куйбышевский гос. пед. ин-т. 1973. Т. 115. Вып. 3. С. 116-126; Храмков Л.В., Храмкова Н.П. Вклад пародов Поволжья в победу над врагом (1941-1945 гг.) И Великий Октябрь и социалистические преобразования в Поволжье. Куйбышев, 1977. С. 23-35 и др. 2 Подвиг во имя Родины. Кн. 1-5. Куйбышев, 1965-1990; Мужество: сб. очерков о куйбышевцах - полных кавалерах ордена Славы / сост. А.В. Полянцев. Куйбышев, 1969; Волга в гневе: сб. / сост. Б.Н. Авилкин, Ю.И. Гибш, Н.П. Макурин. Куйбышев, 1970; Евилевич Р.Я. Подвигу солдата поклонись. Куйбышев, 1975; Его же. Доблести вечный след. Куйбышев, 1979; Рунт М. По дорогам фронтовым: [о подвиге женщин Самарской области в Великой Отечественной войне] // Среди героев наши имена. Куйбышев, 1976. С. 22-31; День Победы: сб. очерков / Сост. В.Н. Мясников. Куйбышев, 1980; Малыгин К.А. О славе не думали: этюды о ветеранах войны Самарского государственного педагогического университета: док., письма, воспом., размышления. Куйбышев, 1989 и др. 3 Автореф. дисс. канд. ист. наук: Струкова В.Д. Партийная организация города Куйбышева в годы Великой Отечественной войны. М., 1953; Макурин Н.П. Ленинский комсомол - верный помощник Коммунистической партии в борьбе с немецким фашизмом в период Великой Отечественной войны. Куйбышев, 1967; Исаев П.И. Военно-организаторская деятельность партийной организации Куйбышевской области во второй период Великой Отечественной войны. Куйбышев, 1973 и др. 4 Храмков Л.В. Советы Поволжья в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Автореф. дисс. д-ра ист. паук. Саратов, 1974. С. 33. 5 См.: Куйбышевская область. Историко-экономический очерк. Куйбышев, 1977. С. 161. 6 Ванчинов, Д.П. Военные годы Поволжья (1941-1945). Саратов, 1980. С. 60.
  • [4] Зотов Л.М. Деятельность партийных организаций Среднего Поволжья по пополнению рядов Советской Армии в первый период Великой Отечественной войны. Авто-реф. дисс. канд. ист. наук. М., 1980. С. 12, 14. 2 Исаев П.И. Указ. соч. С. 25. 3 Например: Горов В.Я., Самсонов А.М. 1941-1945. На подступах к истине // Историки спорят. Тринадцать бесед. М., 1988. С. 304-334; Кваша А.Я. Демографическое эхо войны // Проблемы исторической демографии СССР. Киев, 1988. С. 18-26; Козлов В.И. О людских потерях Советского Союза в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов // История СССР. 1989. № 2. С. 132-139; Человек и война // Военноисторический журнал (далее - ВИЖ). 1990. № 9. С. 7-12 и др. 4 См.: Соколов Б.В. О соотношении потерь в людях и боевой технике на советско-германском фронте в ходе Великой Отечественной войны // Вопросы истории. 1988. № 9. С. 119-126; Его же. Цена победы: Великая Отечественная: неизвестное об известном. М., 1991. 5 Степанов Р.А. Нельзя играть цифрами // ВИЖ. 1989. № 6. С. 38-42; Конасов В.Б., Терещук А.В. Новый подход к учету безвозвратных потерь в годы Великой Отечественной войны // Вопросы истории. 1990. № 6. С. 185-188; Кузнецов Б.И. Из того ли фонда//ВИЖ. 1992. № 6-7. С. 35-38 и др.
  • [5] ' Моисеев М.А. Цена Победы // ВИЖ. 1990. № 3. С. 14-17. 2 Горбачев М.С. Уроки войны и победы // Известия. 1990. 9 мая. 3 Кваша А.Я. Демографическое эхо войны... Указ. соч. С. 19. 4 См., например: Козлов В.И. Указ. соч. С. 137-138. 5 Постановление ЦК КПСС от 17 января 1989 г. «О Всесоюзной Книге Памяти» // Правда. 1989. 18 февраля; О дополнительных мерах по увековечению памяти советских граждан, погибших при защите Родины в предвоенные годы и в период Великой Отечественной войны, а также исполнявших интернациональный долг. Указ Президента СССР от 8 февраля 1991 г. // Известия. 1991. 9 февраля.
  • [6] Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: стат, исслед. / Г.Ф. Кривошеев, В.М. Андроников, П.Д. Буриков и др. М., 1993. 2 Россия и СССР в войнах XX века: стат, исслед. М., 2001; Россия и СССР в войнах XX века: историко-статистическое исследование. 2-е изд., доп. Подольск, 2005; Россия и СССР в войнах XX века. Книга потерь. М., 2010. 3 ’ Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь. Новейшее справочное издание / сост. Г.Ф. Кривошеев, В.М. Андроников, П.Д. Буриков, В.В. Гуркин. М., 2009(2010). 4 Людские потери в Великой Отечественной войне. СПб., 1995. 5 См.: Михалев С.Н., Толмачева А.В. К вопросу об исчислении потерь Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. // ВИА. 2004. № 1. С. 116-130.
  • [7] Шабаев А.А. Анализ потерь личного состава сухопутных войск Красной армии на Северо-Западном направлении в первом периоде Великой Отечественной войны. Автореф. дисс. канд. ист. наук. М., 1995. С. 11. 2 Толмачева А.В. Боевой и численный состав и потери Вооруженных Сил противоборствующих сторон на советско-германском фронте в годы Великой Отечественной войны (1941-1945). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Красноярск, 2006. С. 16-23. 3 См.: Аравин И.Л. Мобилизационные людские ресурсы Новосибирской области и их использование в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. (по материалам областной Книги Памяти). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Новосибирск, 2008. 4 Там же. С. 26.
  • [8] 'Дьячков Г.В. Герои Советского Союза периода Второй мировой войны: социокультурный облик. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Тамбов, 2008. 2 Иванов А.А. Боевые потери народов Татарстана в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Дисс. в виде науч. докл. на соиск. учен. степ, д-ра ист. наук. Казань, 2001. 3 Иванов А.А., Салахиев Р.Р., Черепанов М.В. Опыт информатизации процесса подготовки к изданию книги «Память» Республики Татарстан // Сб. Института проблем информатики АН РТ. Казань, 1999. С. 41-44; Татарстан в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 / авт.-сост. А.А. Иванов, Ф.С. Хабибуллина. Казань, 2000 (2009); Иванов А.А. Боевые потери народов Татарстана в годы войны (анализ и интерпретация массовых источников) // Татарстан в годы Великой Отечественной войны: люди, события, память. Казань, 2006. С. 53-69 и др. 4 Память: Книга Памяти Республики Татарстан / Редкол.: Р.Р. Идиатуллин, А.А. Иванов, М.В. Черепанов. Т. 1-27. Казань, 1993-2010. 5 Иванов А.А. Боевые потери... Дисс. Указ. соч. С. 86-87.
  • [9] Скворцова Л.Г. Безвозвратные потери уроженцев Республики Мордовия в годы Великой Отечественной войны. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Саранск, 2004. См. также: Скворцова Л.Г. Потери уроженцев Мордовии в стратегических операциях // Крестьянин в миру и на войне. Саранск, 2005. С. 105-114; Цена Победы: хроника безвозвратных потерь жителей Республики Мордовия на фронтах Великой Отечественной войны / авт.-сост. Н.М. Арсентьев, С.К. Котков, Л.Г. Скворцова. Саранск, 2005 и др. 2 Андреев Е.М., Дарский Л.Е., Харькова Т.Л. Население Советского Союза, 1922-1991. М., 1993; Кваша А.Я. Демографические потери СССР во Второй мировой войне // Вестник Московского ун-та. Сер. 6. Экономика. 1993. № 3-4. С. 38-47; Людские потери СССР в период второй мировой войны: сб. статей. СПб., 1995; Попов В.П. Региональные особенности демографического положения РСФСР в 40-е годы // Социологические исследования (далее - Социс). 1996. № 4. С. 58-67; Исупов В.А. Демографические катастрофы и кризисы в России в первой половине XX века: историко-демографические очерки. Новосибирск, 2000; Рыбаковский Л.Л. Великая Отечественная: людские потери России // Социс. 2001. № 6. С. 85-96; Его же. Людские потери СССР и России в Великой Отечественной войне. М., 2001 (2-е изд., испр. и доп. 2010); Поляков Ю.А., Жиромская В.Б., Араловец Н.А. «Демографическое эхо войны» // Война и общество, 1941-1945. М., 2004. Кн. 2. С. 375-386; Жиромская В.Б., Араловец Н.А. Демографические последствия Великой Отечественной войны // Россия в XX веке. Война 1941-1945 годов. Современные подходы. М., 2005. С. 33-549; Жиромская В.Б. Жизненный потенциал послевоенных поколений в России: историко-демографический аспект: 1946-1960. М., 2009; Репинецкий А.И. Демографическая ситуация в России в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. // Изв. СНЦ РАН. Самара, 2005. Т. 7. № 2. С. С. 279-288; Демографическая модернизация России, 1900-2000 / под ред. А.Г. Вишневского. М., 2006; Исупов В.А. Главный ресурс Победы. Людской потенциал Западной Сибири в годы Второй мировой войны (1939-1945 гг.). Новосибирск, 2008 и др.
  • [10] Попов В.П. Указ. соч. С. 63. 2 Исупов В.А. Демографические катастрофы... Указ. соч. С. 5. 3 Население России в XX веке: Исторические очерки: в 3 томах. Т 2. 1940-1959 / отв. ред. Ю.А. Поляков; отв. ред. тома В.Б. Жиромская. М., 2001.
  • [11] Грязнухина М.Э. Людские потери Якутии в Великой Отечественной войне // Исторические исследования в Республике Саха (Якутия). Якутск, 1999. С. 205-211; Ба-тырбаева Ш.Д. Демографические процессы в Кыргызстане в годы Великой Отечественной войны и их последствия на послевоенную динамику численности населения: источники и методы их изучения. М., 2003; Её же. Демографические процессы в Кыргызстане в годы Великой Отечественной войны // Вестник Московского ун-та. Сер. 8. История. 2005. № 5. С. 54-65; Исупов В.А. Демографическое «чудо»: сокращение детской смертности в Сибири в 1943-1945 гг. (на материалах Алтайского края) // Сибирь в XVII-XX веках: Проблемы политической и социальной истории: Бахрушинские чтения 1999-2000 гг. Новосибирск, 2002. С. 177-186; Исянгулов Ш.Н. Сельское население Башкирской АССР в годы Великой Отечественной войны: численность и естественное движение // Единство фронта и тыла в Великой Отечественной войне (1941 - 1945). М., 2007. С. 577-581; Сакаев В.Т. Смертность городского населения Татарской АССР в годы Великой Отечественной войны // Региоиология. № 2 (59). 2007. С. 271-278 и др. 2 Автореф. дисс. канд. ист. наук: Сивцева С.И. Якутия в годы Великой Отечественной войны: социально-демографический аспект (1941-1945 гг.). Якутск. 1998; Кривонож-кина Е.Г. Сельское население Татарской АССР в годы Великой Отечественной войны. Казань, 2001; Убеева О.А. Формирование и развитие городского населения Бурятии (1923-1959 гг.). Улан-Удэ, 2006; Кругликов В.В. Городское население Свердловской области накануне и в годы Великой Отечественной войны (1939-1945 гг.). Екатеринбург, 2007; Михалев Н. А. Население Ямала в первой половине XX века (историко-демографические процессы). Челябинск. 2008; Сакаев В.Т. Городское население Татарской АССР в годы Великой Отечественной войны: историко-демографические процессы. Казань, 2008; Чернышева Н.В. Социально-демографические процессы в Кировской области в годы Великой Отечественной войны. Киров, 2012; Богданова Е.Г. Демографические процессы на Южном Урале в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Оренбург, 2012.
  • [12] Самарская летопись: Очерки истории Самарского края с древнейших времен до наших дней: в 3 книгах / Под рсд. П.С. Кабытова, Л.В. Храмкова. Кн. 3: Самарский край в XX веке (1918-1996 гг.). Самара, 1997; История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней: в 3 книгах. Кн. 3: XX век (1918-1998) / Ред. Н.Н. Кабытова, Л.В. Храмков. М., 2000; Храмков Л.В., Храмкова Н.П. Самарская земля в годы военного лихолетья 1941-1945 гг.: Очерк истории. Документы. Воспоминания. Хроника событий. Самара, 2003; Они же. Самара и Самарская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: очерк истории, хронология событий. Самара, 2004 (2-е изд., испр. 2008) и др. 2 ' Мачиев В.Я. Крестьянство Поволжья в годы войны 1941-1945 гг. Самара, 1998; Филимонова Е.Н. Государственные органы власти России в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: историко-региональный аспект - городские Советы Куйбышевской, Пензенской и Ульяновской областей. Самара, 2006 и др. 3 Куйбышевская область в годы Великой Отечественной войны (1941-1945): док. и матер, /сост. Ю.Е. Рыбалко, А.А. Буданова. Самара, 1995; Годы и события. Хроника: в 2-х т. Самара, 2000. Т. 2:1921-2000 гг.; Здесь тыл был фронтом (1941-1945): сб. док. и матер. / науч. ред. Л.В. Храмков. Самара, 2000; Военно-промышленный комплекс Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945): сб. док. / сост. В.В. Алексеев и др. Самара, 2005; Годы, опаленные войной: Куйбышевская область. 1941-1945.: Хроника событий / сост. Г.В. Галыгина, Т.П. Ефимова, К.А. Кат-ренко и др. Самара, 2010 и др. 4 Поволжье в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: проблемы истории тыла: межвуз. сб. науч. тр. / отв. ред. Л.В. Храмков и др. Самара, 1993; Проблемы истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: матер, межвуз. науч. конф. Вып. 1-8 / Л.В. Храмков. Самара, 1995-2005; Россия в 1941-1945 гг.: проблемы истории и историографии: межвуз. сб. науч. ст. / отв. ред. Л.В. Храмков. Самара, 1995; Вестник Самарского государственного педагогического университета: к 60-летию Победы посвящается. Ист. фак-т. Самара, 2005; Телескоп: науч, альманах. Спец. вып. «Проблемы военной истории»: матер. Всерос. конф., поев. 60-летию Победы в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.). Самара, 2005; Великая война и Самарский край: к 65-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.: воспом. Исслед. Док./ общ. ред. И.А. Носков. Самара, 2010; История и культура - страны победительницы: к 65-летию Победы в Великой Отечественной войне: тр. межд. науч. конф. Самара, 2010 и др. 5 См.: автореф. дисс. д-ра ист. наук: Парамонов В.Н. Индустриальное развитие РСФСР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945). М., 2001; Шматов Е.Н. Города Среднего Поволжья в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Самара, 2003; Федотов В.В. Эвакуированное население в Среднем Поволжье в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.): проблемы размещения, социальной адаптации и трудовой деятельности. Самара, 2004; Рокутова О.А. Социальная защита детей и подростков в Среднем Поволжье в 1941-1945 гг. Оренбург, 2008. 6 Инчин А.И. Партизанские были. Самара, 1995; Мясников В.Н. Великая мать солдатская. Самара, 1995; Его же. Победители. Самара, 1995; Михайлов А.И. Герои земли Самарской. Самара, 2002; Андреев Г.С. На фронт уходили семьями. Тольятти,
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >