Тема правосудия в русской литературе первой половины XIX века

У слова «правосудие» в русском языке есть несколько значений. Во-первых, правосудие - это деятельность судебных органов. Российскому правосудию в последнее время уделяется большое внимание в средствах массовой информации. Во-вторых, правосудие - это справедливое решение дела, спора. Мы говорим: «Искать правосудия» или «Торжество правосудия». Неудивительно, что проблема правосудия занимает важное место в произведениях русских писателей первой половины XIX века. Например, в комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума», в романе «Дубровский» и повести «Капитанская дочка» А.С. Пушкина, в лирике М.Ю. Лермонтова, в произведениях Н.В. Гоголя.

Крылатыми стали слова Александра Чацкого из комедии «Горе от ума»:

А судьи кто? - За древностию лет

К свободной жизни их вражда непримирима, Сужденья черпают из забытых газет Времен Очаковских и покоренья Крыма...

Слова судить, судья имеют много общего с выражением дойти до сути. В Толковом словаре живого великорусского языка В.И. Даля читаем о значении глагола судить следующее: понимать, мыслить, разбирать, соображать, делать выводы, рассуждать. В пьесе А.С. Грибоедова служанка Лиза говорит:

Грех не беда, молва нехороша.

Софья на это отвечает:

Что мне молва? Кто хочет, так и судит...

Софья еще совсем юная, неопытная девушка. Она не отдает себе до конца отчета в том, что стремление осуждать, обсуждать, сплетничать - это основа существования фамусовского общества. Жертвой пересудов барской Москвы станет Чацкий.

Из словаря Даля видно, что русский народ отрицательно относится к понятию судиться. Так говорят о судебной тяжбе, волоките. Устное творчество сохранило в языке не одно выражение о взяточничестве, мздоимстве в системе российского правосудия: «Судиться - не Богу молиться, поклонами не отделаешься», «Где суд, там и неправда», «Закон что дышло: куда поворотил, туда и вышло», «Не бойся суда - бойся судьи» и др.

В неоконченном романе А.С. Пушкина «Дубровский» очевиден кризис государственного правосудия. Во многом здесь ощущается влияние Куницына, царскосельского наставника будущего поэта, утверждавшего: «Свобода человека, чувствование личной безопасности зависит от беспристрастного правосудия». У Дубровского-старшего отнимает имение богатый и влиятельный помещик Троекуров. Парадокс, но человек лишен законного имущества на основании судебного решения. Великий писатель неслучайно несколько страниц художественного произведения посвятил буквальному воспроизведению текста этого документа: «Мы помещаем его вполне, полагая, что всякому приятно будет увидать один из способов, коими на Руси можем мы лишиться имения, на владения которым имеем неоспоримое право». Получается, что перед нами не торжество закона, а его поругание. Поэтому в уста своего героя Андрея Гавриловича Дубровского автор вкладывает слова о собаках, которые бе гают по божьей церкви. Тем самым подчеркивается вся низость и подлость происходящего в «храме правосудия». Закономерен дальнейший ход событий. Крестьяне встают на сторону Владимира Дубровского, молодого хозяина Кистеневки, вероломно отнятой у него. Чиновники, приехавшие приводить в исполнение приговор суда, сожжены заживо. Невозможно забыть слова кузнеца Архипа. По его мнению, кошка, которую он спасает из огня, «божья тварь», а государственные служащие - нет. Он специально запирает дом на ключ, чтобы они не могли спастись от сурового возмездия за совершенное ими беззаконие. Получается, что извращенное правосудие буквально обрекло крестьян на бунт. Пушкин подчеркивает важную для него мысль. В народе живо нравственное начало, а в чиновниках оно уже умерло.

Об этом рассуждал корифей отечественного правосудия А.Ф. Кони. Ему как юристу был интересен момент отношений между человеком и законом. Пушкинские размышления о преступлении и наказании выходят за рамки формальных юридических принципов. Это раздумья в системе: «человек - человек»: «Таков кузнец Архип, запирающий людей в поджигаемом доме, отвечающий на мольбы о их спасении злобным «как не так!» и в то же время с опасностью для жизни спасающий с крыши пылающего сарая котенка, чтобы «не дать погибнуть божьей твари». «Вдумчиво касаясь общественных язв, - писал А.Ф. Кони, -раскрывая их, Пушкин искал и исцеления их. Он сознавал, что не только карающего, но и созидающего закона для этого недостаточно. Необходимо свободное развитие духовных сил народа путем общественного воспитания и истинного просвещения».

В повести «Капитанская дочка» важен образ молодого дворянина Петра Гринева. Он живет по принципу, который завещал ему отец: «Береги честь смолоду». Он честный и храбрый солдат. Гринев не изменяет присяге. Он готов умереть, но не стать предателем. И такой человек по ложному доносу брошен в тюрьму. Там он и погиб бы, если бы не его невеста Маша Миронова. Она едет к императрице Екатерине II, чтобы спасти своего возлюбленного. «Я приехала просить милости, а не правосудия», - говорит Маша. Царица великодушно прощает Гринева.

Гневным пафосом наполнены оригинальные строки стихотворения М.Ю. Лермонтова «Смерть Поэта»:

Но есть и Божий суд, наперсники разврата!

Есть грозный суд: он ждет; Он не доступен звону злата, И мысли и дела он знает наперед.

Суд Божий - это рок, судьба. На такой суд вызывает купец Калашников, герой «Песни про царя Ивана Васильевича...», написанной Лермонтовым, опричника Кирибеевича. Он говорит:

«Чему быть суждено, то и сбудется;

Постою за правду до последнева!»

Калашников защищает оскорбленное достоинство и честь жены. Кирибеевич убит на поединке, правосудие свершилось, но по приказу царя «доброго молодца» Калашникова казнили. Высшее правосудие, по мысли поэта, - это память. Недаром в песне говорится о могиле купца Калашникова. Люди помнят о ней, а гусляры слагают песни.

«Борьба с неправо суд ием» стала важной частью творчества Н.В. Гоголя. В комедии «Ревизор» эта тема видна на примере образа судьи Ляпкина-Тяпкина. У него фамилия говорящая: тяп-ляп - так вершится российская Фемида. Седьмая глава поэмы «Мертвые души» посвящена теме российского правосудия. Чичиков и Манилов идут в присутственное место, чтобы совершить купчую крепость. Все, что происходит дальше, напоминает фарс: «Фемида просто, какова есть, в неглиже и халате принимала гостей». Образы чиновников канцелярии показаны автором остро сатирически. Особенно запоминается Иван Антонович по прозвищу «кувшинное рыло». На наших глазах происходит подлог: Чичиков оплатил только половину стоимости сделки, «а другая, неизвестно каким образом, отнесена была на счет другого посетителя». Такое здесь в порядке вещей. Коррупция, стяжательство, неуважение к закону - вот пороки современной судебной системы. В «Выбранных местах из переписки с друзьями» автор «Мертвых душ» говорил: «Правосудие у нас могло бы исполняться лучше, нежели во всех других государствах, потому что из всех народов только в русском заронилась эта верная мысль, что нет человека правого и что прав один только Бог». Гоголь - гуманист. Он для каждого человека оставляет шанс на возрождение его «мертвой души». Мы все виновны в том, что творится в России. Но мы же можем и должны восстать духовно, преобразиться, стать «живыми душами».

Писатель и публицист начала XX века Василий Розанов как-то сказал: «Россия и русский народ обязаны русской литературе». И это не случайно. Ведь ее всегда волновали вопросы нравственные, проблемы смысла жизни, чести и долга. Это были не просто абстрактные понятия. Институт правосудия у художников слова непосредственно связывался с Божественным началом в жизни человека. Настоящие судьи, адвокаты, юристы стремились на основании закона сделать человека более честным и гуманным. А писатели шли к этой цели своим путем, создавая яркие и запоминающиеся художественные образы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >