Картина мира

Возникновение понятия «картина мира»

Понятие «картина мира» пришло в когнитивную лингвистику из философии и физики и стало основополагающим для исследования соотношений между человеком и миром, языком и мышлением. В современных гуманитарных науках картина (модель) мира понимается как систематизированное целостное учение о мире, отражающее интеллектуально-культурный уровень развития общества на определенной ступени (Бархатова, 2000, с. 3).

Мысль о языке как особом мировидении и зеркале мышления, которое, с одной стороны, отражает мировосприятие говорящих, а с другой стороны, определяет их мировоззрение, была сформулирована В. Гумбольдтом в XIX веке: «Мир, в котором мы живем, есть именно тот мир, в который нас помещает язык, на котором мы говорим». До сих пор не утратили своего значения ряд положений учения В. Гумбольдта о взаимодействии языка и нации:

1)язык, несмотря на постоянное воздействие, сохраняет свою индивидуальность, которая присуща и его характеру; язык реагирует на воздействие и допускает свободное использование только в рамках своего характера;

  • 2) обратное действие языка тем определеннее, что через него всё созданное народами в прошлом воздействует на индивида; индивидуальность же человека аналогична индивидуальности языка благодаря тому, что источник воздействия на них один и тот же, но первая едва ли может противостоять последней;
  • 3) отдельные особенности придают иногда языкам новый характер, но такая способность к изменению опять же принадлежит исконному характеру языка;
  • 4) мы застаем каждый язык конкретной нации уже перешедшим в определенное состояние, с определенными словами, формами и словоизменением и поэтому уже оказавшим на эту нацию воздействие, которое объяснялось не простой реакцией на более раннее воздействие со стороны этого народа, но самим характером языка. В языке мы всегда находим сплав исконно языкового характера с тем, что воспринято языком от характера нации.

Учение В. Гумбольдта о картине мира, т. е. о взаимосвязи языковой структуры и конкретных языковых средств, с помощью которых носители данного языка отражают действительность, получило дальнейшее развитие в начале XX века в теории лингвистической относительности Э. Сепира и Б. Уорфа.

Авторы теории лингвистической относительности обращали внимание на характер взаимного влияния языка и нации, их постоянное взаимодействие. Они говорили о влиянии интереса людей к тем или иным реалиям на состав лексического словаря, равно как и об определяющей роли языка в восприятии современных носителей языков: «Мы видим, слышим и вообще воспринимаем мир именно так, а не иначе главным образом благодаря тому, что наш выбор при его интерпретации предопределяется языковыми привычками нашего общества; «Мы расчленяем природу в направлении, подсказанном нашим родным языком» (Головачева, 2006, с. 21; Липилина, 1998, с. 48).

Согласно теории лингвистической относительности восприятие действительности и структурация (т. е. систематизация, упорядочивание) опыта человека в значительной степени определяется лексическими и грамматическими системами языка (Баранов, Добровольский и др., 2001, с. 362). Сторонники этой теории считают, что особенности языков мира отражаются во взглядах и обычаях народов, предопределяя духовное и культурное своеобразие языковых коллективов. Само мышление и мировоззрение находятся «в плену» у картины мира, сотворенной языком, так как, по утверждению Б. Уорфа, система каждого языка является не просто средством воспроизведения мыслей, но источником формирования идей. Эта теория языковой относительности представляет собой законченную концепцию полной детерминированности (обусловленности) мировоззрения этноса тем языком, на котором он говорит.

В XX веке последовательницей идей Гумбольдта, Сепира и Уорфа стала А. Вежбицкая. Она внесла ряд корректив в теорию лингвистической относительности, представив свое видение проблемы взаимосвязи языка и национального характера. По ее мнению, каждый язык, образуя свою «семантическую вселенную», предлагает одновременно исследователю и данные о свойствах национального характера. Если Сепир и Уорф писали о несовместимости национального мировидения отдельных народов, то А. Вежбицкая пришла к мысли о возможности сопоставления национально-специфических концептов при переводе их на язык так называемых семантических примитивов. Она заявила, что имеется некий набор универсальных семантических единиц, которые невозможно разложить далее на более элементарные компоненты: «я», «вы», «иногда», «часть» и т.д.

В 30-годы XX века идеи В. Гумбольдта и его последователей развивает европейский ученый И. Л. Вайсбергер. Согласно концепции И. Л. Вайсбергера, восприятие мира происходит опосредованно, через понятийную призму родного языка. Язык как «промежуточный мир» находится между познающим субъектом и реальностью и служит средством формирования сходного образа мышления у всех его носителей, вследствие чего создается основа для их общения. Представления о мире и сам образ мышления является результатом идущего в языке процесса миросозидания, или познания мира специфическими средствами данного языка в данном языковом сообществе. И. Л. Вайсбергер сравнивал язык с домом: «Чужой язык — это чужой дом бытия, так что европеец живет в совершенно ином "доме", чем японец. Разговор между обитателями этих домов почти невозможен» (Липилина, 1998, с. 49).

В 60—80-е годы XX века зарубежные и отечественные ученые предложили ряд концепций, которые расширили теорию лингвистической относительности. Приведем наиболее известные из них:

  • 1) гипотеза «функциональной дополнительности» Хаймса состоит в признании роли социальных факторов и их влияния на сам язык и его использование;
  • 2) Куайн в своей гипотезе «онтологической относительности» видит причину несовпадения языковых картин мира в различной онтологии знаний о мире, хранимых этими языками;
  • 3) согласно гипотезе лингвистической дополнительности Г. Брутяна и Г. Колшанского, языковая картина мира дополняет объективные знания о реальности.

Несмотря на бесспорность существования различий между картинами мира, заключенными в разных языках, специфичность языковой картины мира не следует возводить в абсолют, так как во всех языковых картинах мира отражается, при всем его многообразии, один и тот же окружающий мир (Липилина, 1998, с. 49).

Возрождение интереса к проблеме картины мира в отечественной лингвистике началось в конце 70-х годов, вслед за обращением к данному вопросу философов, в частности Г. А. Брутяна, который ввел понятие «языковая картина мира», или «языковая модель мира», и Г. В. Кол шанского (Колшан-ский, 1990). За последние двадцать лет, в связи со становлением антропоцентричного направления в отечественном языкознании, появилось большое количество работ, посвященных различным аспектам картины мира и ее языковой интерпретации.

Вопросы для самоконтроля

  • 1. Дайте определение понятия «картина мира».
  • 2. Как развивались взгляды на природу картины мира?
  • 3. В чем отличие идей А. Вежбицкой от идей Э. Сепира и Б. Уорфа?
  • 4. Назовите концепции, возникшие как своеобразное расширение теории лингвистической относительности.
  • 5. Когда началось возрождение интереса к картине мира в отечественной науке?
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >