Позиционное обучение и диалектическое мышление

Позиционное обучение появилось в большой мере как противоположность традиционному обучению в высших учебных заведениях, когда информационная составляющая выходила на первый план и образ выпускника как специалиста, обладающего необходимыми знаниями, был ведущим. В этом отношении система вузовского образования была прямым продолжением образования школьного, в котором ученик был погружён в систему знаний, которые предлагались зачастую как законченные и однозначные, что противоречило не только реальности, существующей в изучаемых науках, но и самому духу научного постижения мира. Студент-первокурсник также изначально относился к содержанию, излагаемому в лекциях и учебниках, как к истине, которую надо выучить. То, что рассказываемое в первой главе учебника по психологии могло противоречить описываемому в последующих главах (вследствие формально-ассоциативного принципа изложения, принятому во многих учебниках и учебных пособиях), не становилось предметом осмысления и обсуждения и даже не вызывало вопросов. Так, например, в отношении процесса запоминания студент-отличник мог излагать на экзамене взгляды Германа Эббингауза, а отвечая на вопрос о зрительном восприятии — концепцию Макса Вертгеймера, не понимая, что они отрицают друг друга, и если мы соглашаемся с гештальтпсихологической позицией М. Вертгеймера, то все эксперименты Г. Эббингауза оказываются описанием псевдофеноменов, не имеющими отношения к реальной психологической жизни, и наоборот.

Полное нерефлексивное доверие к излагаемому материалу было той важнейшей чертой типичного студента, которую необходимо было преодолевать, если психологическое образование в высшем учебном заведении ставило цель развития думающего и активного специалиста, готового не просто к трансляции типичных знаний и шаблонных умений в постоянно повторяющихся одинаковых ситуациях, а способного к самостоятельной разработке новых способов действия в меняющихся условиях, в ситуациях, не имеющих заранее готового правильного решения, подготовленного к работе с клиентами, психологические особенности которых изначально неизвестны, потому что клиент меняется так же быстро, как и окружающий мир, и психологическая наука далеко не всегда успевает проанализировать эти изменения, а тем более не готова к работе на опережение (а ведь срок обучения занимает до шести лет— не говоря о дальнейшей специализации; так что высшее учебное заведение с необходимостью готовит студента к работе с устаревшими или стремительно устаревающими объектами). Позиционное обучение, направленное на анализ авторских взглядов, выявление содержательных оппозиций и обоснованных апологий, провоцирующее проблемные вопросы, дающее студентам новые средства анализа научного и практического материала (что в принципе одно и то же) как раз позволяло изменить отношение студентов к изучаемому содержанию.

Но в процессе реализации модели позиционного обучения ярко проявилась вторая особенность восприятия обучаемыми содержания предметов психологического цикла. Оказалось, что у подавляющего большинства студентов существует релятивистское отношение к знанию; они готовы были принять любую концепцию, но не потому, что понимали её истинность и реальную доказательность, а потому что считали, что в принципе все теории одинаковы, все в чём-то правы, все могут существовать одновременно (не потому, что не найдено новых опровержений, а потому, что их никогда не удастся найти, да этого и не требуется), что каждый имеет право на свою точку зрения, и эти точки зрения совершенно равноправны. И тогда процесс получения знаний приобретал абсолютно субъективистский характер: важным становилось то содержание, которое нравится студенту, соответствует его предшествующему опыту. Но так как этот прежний опыт был опытом нерефлексивного погружения в жизнь, так как в нём отсутствовало владение методами научного анализа действительности, позволяющего увидеть скрытые феномены, неожиданные, неочевидные (то есть такие, с которыми и имеет дело профессиональный психолог), то и понимание психологической реальности основывалось на самых примитивных (и устаревших) системах взглядов. И в этом отношении наиболее популярной психологической концепцией, которая реально проявлялась в оценках будущими специалистами психологических явлений и в их реальной деятельности (на практических занятиях, в образовательном учреждении на педагогической практике, да и просто в жизни при решении конфликтных ситуаций, конструировании траекторий своего развития, выстраивании отношений с окружающими в семье и на работе и т.п.), оказывалась ассоциативная психология, в принадлежности к которой никакой уважающий себя психолог не может признаться вот уже более столетия, но которая даёт простые, лёгкие, кажущиеся правдоподобными ответы, близкие к опыту непрофессионала, обычного человека со здравым смыслом, но не обладающего средствами увидеть скрытое и неочевидное.

Данная особенность, на первый взгляд, представляется отрицающей предыдущую (абсолютное доверие к любому знанию — недоверие ни к какому знанию). Но при этом они уживаются в одном сознании, так как реализуются в выборе любого знания по причинам сугубо внутренним; и вот это бывшее субъективное знание становится теперь для специалиста как будто объективным (так как для него найдена соответствующая модель), в котором теперь он абсолютно и некритически уверен и которое становится основой его профессиональных действий и суждений.

В результате столкновения этих противоположностей в процессе познания у студента часто побеждает одна из крайностей, уничтожая другую (или же происходит поступательное движение в сторону одной из крайностей): либо для обучающегося нет объективности (некий познавательный «аутизм», центрация на своём мнении), либо у него исчезает субъектность (получается как будто бы пребывание в ситуации «загиинотизированности» наукой, некий познавательный конформизм). Нормальный же процесс познания протекает тогда, когда происходит диалектическое опосредствование противоположностей Я знание. Задачами позиционного обучения являются как раз изживание познавательных центрации и конформизма.

Изживание познавательной центрации происходит двумя путями:

  • а) через понимание других точек зрения (для начала просто понять, что они возможны, после — на самом деле понять их доказательность);
  • б) через понимание неважности точек зрения (в случае наличия объективного — не индивидуального — знания, которое не зависит ни от моей, ни от чужой точки зрения).

Изживание познавательного конформизма тоже происходит двумя путями:

  • а) через понимание других точек зрения (они же разные, их всегда несколько, поэтому выбор вес равно приходится осуществлять самому);
  • б) через понимание неважности других точек зрения (в случае наличия объективного знания его носителем не является некая персонифицированная концепция, следовательно, принятие этого знания не является конформизмом и отказом от своего).

Система позиционного обучения, вооружающая студента новыми психологическими средствами анализа, позволяет выстроить активный познавательный процесс у студента и его ответственную профессионально-концептуальную идентификацию. Для этого необходима технология, развивающая творческое, продуктивное, диалектическое мышление,

Психологической концепцией, которая описывает технологическую, формируемую структуру творческого акта как создания нового, является структурно-диалектический подход в психологии. В нём предлагается понимание творчества как диалектического мышления, которое является базовой характеристикой каждого человека, реализуется с помощью системы диалектических мыслительных действий, которые можно целенаправленно и системно развивать. Существенная черта концепции: признание того, что диалектическое мышление является естественным уже для ребёнка-дошкольника — вернее, именно для дошкольника, а вот как раз у взрослых оно минимизируется, исчезает, а если и сохраняется, то у немногих — и фамилии этих немногих как раз на слуху: творческих, оригинальных, интересных людей. Именно поэтому для взрослых необходима разработка особых образовательных и развивающих технологий.

Диалектическое мышление, во-первых, является творческим мышлением (то есть универсальной способностью создания нового), и, во-вторых, способом выстраивания психического здоровья человека (то есть способностью удовлетворять как свои потребности, так и требования окружающей среды в каждом конкретном случае, когда они противоречат друг другу). При этом оно есть природная, существенная составляющая человеческой психики (то есть в возможности данная каждому человеку от рождения, условия для формирования которой внутренне заложены в психике каждого ребёнка и которая потенциально может быть сформирована у каждого человека), лежащая в основе его психологического развития (то есть появления новых, существенных свойств, качеств, способностей, процессов, черт, характеристик, отношений, новообразований) и реализующаяся в системе диалектических мыслительных действий (являющихся необходимыми и достаточными для любого творческого акта).

Проанализируем несколько диалектических мыслительных действий, выделенных автором концепции Н.Е. Вераксой, чтобы понять, почему с их помощью можно описать процесс создания нового.

Диалектическое превращение: для любых объектов, идей, явлений, ситуаций всегда существуют противоположные объекты, идеи, явления, ситуации. Это базовое действие творческого мышления, потому что без превращения мы всего лишь усовершенствуем старое, а не создаём новое. Настоящее новое всегда отрицает старое, всегда противоположно ему. Если мы говорим, что старое можно оставить, но доработать и улучшить, то мы занимаемся полезным делом (создаём новую модель автомобиля или стиральной машины), но это ещё нс будет тем творчеством, которое было описано нами выше.

Мы же улавливаем разницу между двумя конструкторами: первым, который говорит, что для быстрого движения транспорта нужно всё больше усиливать то, что тянет за собой груз (упряжь дорабатывать, чтобы больше лошадей в ней умещалось, не наступая друг другу на копыта; мотор у трактора усиливать; топливо для мотора изготавливать более качественное; количество винтов у самолёта на крыльях наращивать; рикшу физически развивать), и вторым конструктором, который предлагает не тянуть груз, а толкать его сзади — и придумывает реактивный двигатель, ракету. Первый движется в уже заданной логике (тащить за собой груз и свой же вес), а второй отказывается от этой логики и меняет её на противоположную. И именно второй производит качественный рывок в науке, технике, жизни.

Другое действие диалектического мышления — диалектическое объединение: структура любого развивающегося объекта (то есть любого объекга) состоит из взаимно отрицающих друг друга противоположностей (таких пар может быть несколько: каждая характеризует существенные свойства объекта). Любое развитие (то есть появление нового в объекте) рождается из внутренней борьбы. Если нет внутреннего конфликта (например, есть только одна потребность, или все потребности направлены к достиже нию одной цели, или какая-то потребность значительно сильнее остальных и поэтому в сложной ситуации выбора всегда выходит на первый план), то и не возникает необходимости в появлении ещё одной потребности. А вот когда они равноценны, одинаково мощны и важны для человека, то он не может просто отказаться от реализации какой-то из них. Вернее, может — и большинство так и поступают, — но с потерями (я хочу и здоровье сохранить и деньги заработать; чем больше вкалываешь — тем меньше здоровья; но деньги тоже ведь нужны — в том числе и для здоровой жизни; и человек выбирает что-то одно, придумывая для себя оправдания, типа того, что, мол, потом, когда получу свой миллион, повставляю себе стволовых клеток куда-нибудь и помолодею — но к тому времени часто оказывается уже поздно). Поэтому и возникает насущная необходимость в диалектическом мыслительном действии опосредствовании.

Диалектическое мыслительное действие опосредствование заключается в следующем: если существует какая-либо пара отрицающих друг друга противоположностей, стремящихся ко вза-имоистреблению, то всё равно обязательно есть объекты, в которых эти противоположности будут присутствовать одновременно, не уничтожая друг друга. Если в борьбе равноценных существенных потребностей одна уничтожит другую, то это приводит к утере важных для человека вещей. Продуктивное разрешение конфликта состоит в одновременной реализации противоположных, отрицающих друг друга потребностей, что, разумеется, предельно непросто. И как раз диалектическое опосредствование предполагает способность находить такое решение, при котором обе потребности (ещё раз: если это реальные, действительно важные потребности, а не просто благие пожелания «а хорошо бы, чтобы всегда бы да везде бы да чего-нибудь да было бы да хотя бы у меня бы...»), потребности взаимоисключающие будут реализовываться в конкретных действиях и в результате будут удовлетворены.

Тут читатель может сказать: «Ну, это же легко, это же и так понятно, как решить такую задачку!» (ту же про деньги и здоро вье). Если действительно понятно, и не на словах, а в жизни, и в жизни своей человек смог это реализовать — ну, значит, у него есть диалектическое мышление. По встречается оно, к сожалению, нечасто.

Можно называть и давать характеристику и другим диалектическим мыслительным действиям.

Например, действие диалектического обращения: анализируя какой-либо процесс, можно предположить, что то, что изначально являлось окончанием процесса, результатом, можно рассматривать как его начало, а то, что описывалось, как начальное состояние, как причина, наоборот, является следствием и состоянием, к которому процесс стремится. Это позволяет совершенно по-новому оценить себя в ситуации и найти новую точку, с которой начать движение к, казалось бы. уже недостижимой цели.

Или диалектическое отождествление: то, что мы считали противоположностями, на самом деле можно рассматривать как одно и то же. Там, где была явная непримиримая борьба, обнаружилось абсолютное единство.

Ио важно понимать следующее: если научиться целенаправленно и системно применять эти и другие диалектические мыслительные действия (то есть пользоваться целостным диалектическим мышлением; пользоваться им рефлексивно и целенаправленно), то творчество перестаёт быть случайным актом, сохраняя при этом всю свою чудесность, волшебность, так как решение принципиально новых задач не становится лёгким или однозначным — но становится возможным и зависящим от сознательно действующего человека. На этом и была основана технология развития диалектического мышления у взрослых, которая реализуется в системе позиционного обучения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >