Распространение грамотности (64). Появление книгопечатания (65). Становление цензуры. Инквизиция (67). Публицистика Реформации в Германии (69). Первые газеты (70). Становление регулярной почты (73). Становление журналистики во Франции

Предпосылки появления французской журналистики (75). Первые периодические издания (75). «Ля Газетт» — первая политическая газета Франции (76). Становление авторитарной концепции печати (79). Развитие французской прессы во второй половине XVI—XVII веке (80). Почта во Франции в XVII—XVIII веках (81). Английская журналистика XVII века

Предпосылки появления французской журналистики

Зарождение французской журналистики связано с возникновением хроник, составлявшихся в крупнейших монастырях, как правило, ежегодно к празднику Пасхи. Центром составления хроник было аббатство Сен-Дени в северном пригороде Парижа — крупнейший католический монастырь во Франции, известный с V века, который в течение многих веков был усыпальницей французских королей. Хроники сообщали о событиях церковной и светской жизни как во Франции, так и в соседних странах за год — в период между двумя Пасхами.

Самым известным хронистом был монах аббатства Сен-Дени Жан де Венет (ок. 1307 — ок. 1370 гг.). Он составил на латинском языке хронику событий Столетней войны между Англией и Францией (1337— 1453 гг.), относящихся к 1340—1368 годам.

Позднее хроники стали составлять не только монахи, но и светские историки. Так, например, Жан Фруассар (ок. 1333 — ок. 1405 гг.) был автором четырех книг «Хроники», в которых описывал исторические события 1325-1400 годов.

Труды Фруассара и другие хроники, аналогов которым не нашлось во всей средневековой Европе, легли в основу «Больших французских хроник». Это была одна из первых печатных книг Франции. Она увидела свет в 1476 году. Французские исследователи журналистики считают хроники прообразом публицистики, а их авторов и составителей — прародителями французской журналистики.

Первые периодические издания

Появление книгопечатания во Франции в 1470 году способствовало быстрому развитию печати. В конце XVI века историк и богослов Пьер Виктор Пальма де Кайе (1545—1610 гг.) начал писать и регулярно выпускать «Хронологии» — рассказы о важнейших текущих событиях в стране и за рубежом. Регулярная журналистика появилась во Франции позже, чем в Германии, Англии, Голландии. Первым французским периодиче ским изданием стал ежегодник Mercure francais («Меркюр франсэ» — «Французский вестник») — политическое и литературное издание. Он выходил в Париже с 1611 по 1648 год. Его основателем и издателем был книгопечатник Жан Ришар, выпускавший до этого «Хронологии» Пальмы де Кайе. Первый номер «Меркюр франсэ» был посвящен событиям, происходившим во Франции и Европе с 1605 по 1610 год, на протяжении пяти с лишним лет. Следующие выпуски ограничивались рассказами о новостях прошедшего года.

На дальнейшее развитие как «Меркюр франсэ», так и всей французской журналистики исключительное влияние оказал кардинал Ришелье (Арман Жан дю Плесси герцог де Ришелье, 1585— 1642 гг.). Став главой правительства в 1624 году, Ришелье своей главной задачей ставил утверждение абсолютизма в стране, укрепление централизованной королевской власти и жесткое подчинение провинций власти центра. Фактически Ришелье управлял страной от имени мягкого короля Людовика XIII (1601—1643 гг.), который полностью доверял своему главному министру.

Ришелье был очень дальновидным политиком. Он одним из первых в Европе понял, какую роль может сыграть печать в формировании общественного мнения, и стремился использовать зарождающуюся журналистику для достижения своих политических целей. Недаром именно ему приписывают высказывание: «Кто владеет информацией, тот владеет миром». Решив с помощью «Меркюр франсэ» регулярно воздействовать на общественное мнение, Ришелье поставил во главе издания своего доверенного человека. Им стал монах ордена капуцинов отец Жозеф (настоящее имя — Франсуа Леклерк дю Трамбле, 1577—1638 гг.) — один из самых образованных людей Франции, богослов, проповедник и писатель. В правительстве Ришелье отец Жозеф был министром иностранных дел.

Отец Жозеф оставался редактором «Меркюр франсэ» до самой своей смерти. Он значительно изменил форму и содержание журнала, превратив его в первое государственное периодическое издание, подобного которому не было тогда ни в одной стране. Но скоро Ришелье понял, что ему нужна пресса иного типа — более периодичная и мобильная, чем ежегодник. Он стал думать об издании государственной газеты, которая помогала бы ему и королю управлять государством и была бы мощным рупором авторитарной власти.

«Ля Газетт» — первая политическая газета Франции

Хотя первые регулярные печатные газеты выходили в разных городах Европы уже в начале XVII века, ни одна из газет не оказывала в то время такого влияния на общество и не была столь значима, как

La Gazette («Ля Газетт») — первое в истории политическое периодическое издание, орган государственной власти. Она стала выходить в Париже при дворе короля Людовика XIII с 30 мая 1631 года. Первым главным редактором «Ля Газетт» стал Теофраст Ренодо (1586—1653 гг.).

Ренодо получил образование врача, но его увлечения не ограничивались медициной. Он был человеком разносторонних интересов. Во время путешествий по Европе Ренодо изучал не только врачебное дело, но и с интересом читал местные газеты. В 1624 году Ришелье назначил его главным комиссаром государственных благотворительных учреждений. На этом посту Ренодо много помогал бедным, голодающим, устраивал медицинские конференции для обмена опытом врачей. По его инициативе была открыта бесплатная поликлиника для неимущих, основана академия для выпускников школ. В 1629 году Ренодо открыл в Париже «Бюро адресов и встреч» и тем самым получил монополию на сбор информации. Так, по сути, была заложена основа рекламного агентства. В ноябре 1630 года Ришелье, познакомившись с работой Бюро, дал официальное разрешение распространять информацию по всей территории страны. Услугами Бюро за небольшую плату мог воспользоваться каждый желающий.

Стремясь поднять уровень просвещения среди соотечественников, Ренодо задумал издавать собственную газету. Таким образом, его идеи совпали с планами кардинала Ришелье. Ренодо получил от Людовика XIII патент на издание и продажу «газет, новостей и рассказов обо всем, что произошло и происходит как в королевстве, так и за его пределами».

Сначала «Ля Газетт» выходила раз в неделю на четырех полосах объемом 15 х 23 см (это примерно страница школьной тетради) необычайно большим для того времени тиражом, который в разное время колебался от 300 до 800, а отдельные номера — 1200 экземпляров. В газете публиковались придворные известия, указы и распоряжения правительства, зарубежные новости — в первую очередь, из соседней Германии. Событийная информация из Рима, Праги, Константинополя публиковалась, как правило, двухнедельной давности, что было весьма оперативно для середины XVII века. Сообщения из России приходили с двухмесячным опозданием. В «Ля Газетт» публиковались и рекламные тексты, объявления. Полосы газеты имели единую нумерацию, а в конце года издавался том, содержавший в себе все номера «Ля Газетт» за истекшие двенадцать месяцев.

Кардинал Ришелье внимательно следил за каждым номером новой газеты. Он постоянно присылал Теофрасту Ренодо копии официальных документов, докладов, которые считал нужным опубликовать, регулярно сам писал для газеты статьи на политические темы. Ришелье всячески стремился упрочить авторитет «Ля Газетт» в обществе. По его представлению король назначил редактору постоянное жалованье. Любовь

Ришелье к новому предприятию была столь велика, что даже одну из своих кошек, родившуюся через несколько дней после выхода в свет первого номера «Ля Газетт», он назвал La Gazette.

Сотрудником Ренодо был не только Ришелье, но и сам король. Людовик XIII регулярно инкогнито писал в газету, причем не только политические статьи, но и заметки о своих военных походах и подвигах и был, по сути, первым военным журналистом. Сохранились два тома переплетенных черновиков этих заметок с многочисленными правками, сделанными рукой Ренодо.

«Ля Газетт» имела большой успех. Уже в первый год издания ее читали более трех тысяч человек. К концу 1631 года она стала выходить на восьми полосах, а в 1642 году ее объем увеличился до двенадцати полос. Вскоре «Ля Газетт» начала выходить дважды в неделю, затем — трижды.

Стремясь разнообразить подаваемую в газете информацию, Ренодо стал выпускать двенадцатистраничное приложение «Реляции о новостях мира, полученные за месяц». В нем комментировалась опубликованная на страницах «Ля Газетт» информация за прошедший месяц. «Реляции» выходили с февраля 1632 по декабрь 1633 года и закрылись, когда Ренодо понял, что его интересует больше журналистика фактов, нежели аналитика. С 1634 года он стал издавать новое приложение — газету «Экстраор-динэр» («Необычайные новости»). Она выходила нерегулярно, весь номер был посвящен только одной новости, заинтересовавшей Ренодо. Кроме того, с 1635 года Ренодо стал издавать и «Меркюр франсэ».

«Ля Газетт» стала первой общенациональной газетой. Ренодо придумал новый способ оперативного и выгодного распространения газеты во все, даже самые отдаленные провинции страны. Региональные типографии, получив экземпляр «Ля Газетт», за несколько часов размножали его для читателей своей провинции. В середине XVII века газета печаталась в 38 городах Франции. «Если бы распространение “Газетт” велось по почте из Парижа, — пишет исследователь французской региональной прессы Ю.Ю. Соломонов, — то в среднем каждый ее экземпляр обходился бы провинциальному подписчику вдвое дороже (почтовые пошлины зависели от удаленности пункта назначения от столицы). Кроме того, номера “Газетт” перепечатывались более мелким шрифтом, что позволяло издателям в регионах существенно сократить количество используемой бумаги. К примеру, текст, который в парижском издании занимал около полутора страниц, в региональном варианте “ Газетт” умещался на одной или даже на половине страницы»[1].

«Ля Газетт» неоднократно переживала взлеты и падения. Противники Ренодо активизировались после смерти кардинала Ришелье и Людовика ХШ. Преемник Ришелье кардинал Мазарини не уделял вни

мания газете. Несмотря на это Ренодо продолжал поддерживать его политику в сложное для него время гражданской войны во Франции — Фронды. Высокопоставленные недоброжелатели под надуманными предлогами добились лишения права врачебной практики Ренодо в Париже, закрыли его академию и Бюро. Последние годы жизни он провел в нищете, но, тем не менее, продолжал издавать «Ля Газетт», которая приносила ему только убытки.

После смерти Ренодо «Ля Газетт» издавалась его сыном Теофрастом Ренодо Младшим (1610-1672 гг.), а затем внуком Евсевием Ренодо (1646-1720 гг.). Постепенно положение газеты улучшалось. В 1661 году король Людовик XIV восстановил пошатнувшийся статус «Ля Газетт» как официального издания власти. К 1670 году газета увеличила тираж до 4000 экземпляров, из них больше половины распространялось в провинции.

Спустя столетие, в 1750 году, тираж газеты составлял около 7800 экземпляров. При этом 80% уходило в регионы. С января 1762 года она стала называться La Gazette de France («Ля Газетт де Франс» — «Газета Франции»). С апреля 1792 года газета начала выходить в ежедневном режиме. Она закрылась только в Первую мировую войну, в 1915 году.

Становление авторитарной концепции печати

С появлением «Ля Газетт» во Франции сложилась авторитарная концепция печати. Для авторитарной концепции характерно следующее:

  • — газета является рупором власти, через нее не только сообщаются новости, но и рассылаются директивы на места;
  • — предварительная цензура;
  • — система лицензирования;
  • — правдивая информация часто приносится в жертву интересам власти;
  • — вертикальная структура прессы.

В авторитарном государстве никакое произведение печати в целом и периодическое издание в частности не могло выходить в свет без разрешения властей. Главным редактором должен был быть человек, не просто лояльный к режиму, но, как правило, специально подобранный на эту должность. Лояльность требовалась и от рядовых журналистов. Издание, служившее властям, обычно финансировалось из государственных источников.

Зародившись во Франции в середине XVII века, авторитарная концепция печати в разное время и с разной продолжительностью господствовала в журналистике почти всех стран мира. Одни страны (например, Швеция, Англия, США) достаточно рано, уже в XVII—XVIII веках, стали уходить от этой концепции, в других странах она господствовала значительное время. Так, в германской печати авторитарная концепция окончательно пала только с ликвидацией фашизма в 1945 году, в России — в 1990 году, когда был принят закон о печати СССР. Во многих государствах (ряд стран Африки, Ближнего Востока, Мьянма, Северная Корея и др.) авторитарная концепция печати функционирует до сих пор.

Развитие французской прессы во второй половине XVI-XVII веках

Дальнейшее развитие журналистики во Франции шло медленно. Это можно объяснить не только малограмотностью населения, обычной, впрочем, для всех стран Европы того времени, но и жесткой политикой власти в отношении прессы. Так, если в Германии, Нидерландах для издания газеты требовалось разрешение местной власти, то во Франции патент на выпуск новой газеты выдавал исключительно король, который в любое время мог отменить свое разрешение.

Тем не менее новые периодические издания во Франции все равно появлялись, хотя и не так часто, как в соседних странах. Так, середина XVII века ознаменовалась появлением в стране журнала как типа издания. С 5 января 1665 года стал выходить еженедельник Le Journal des Scavans («Журналь де саван» — «Журнал ученых»). Инициатором его создания был французский министр финансов Жан-Батист Кольбер (1619—1683 гг.) — один из самых влиятельных политиков того времени, основатель Академии наук. «Журналь де саван» был первым в мире научным изданием. В нем на двенадцати полосах печатались статьи по математике, физике, химии, астрономии, философии, обзоры наиболее интересных новых книг — научных и художественных. Первым редактором журнала был ученый, писатель и политический деятель Дени де Салло (1626—1669 гг.).

«Журналь де саван» имел большой успех не только во Франции, но и в Европе: его переводили на латинский язык и распространяли в некоторых других странах. В XVIII—XIX веках журнал выходил ежемесячно. Его издание прекратилось в 1902 году.

«Журналь де саван» положил начало специализированной прессе. Вслед за ним стали выходить в свет различные специализированные периодические издания, посвященные медицине, праву, образованию, сельскому хозяйству и даже моде. Так, например, «Журналь дю Пале» («Журнал судебной палаты») был одним из первых в мире юридических периодических изданий.

В марте 1672 года историк и драматург Жан Донно де Визе (1636— 1716 гг.) начал издавать развлекательную газету Mercure Galant («Мер-кюр Галан» — «Галантный вестник»), которая благодаря легкому и непринужденному стилю публикаций пользовалась особой популярностью у многих поколений читателей разных возрастов и социальных слоев. Самыми известными читателями «Меркюр Галан» были король Людовик XV, просветитель Вольтер, ученый-астроном Лаплас. В числе прочего газета публиковала как библиографические обозрения, так и сами художественные произведения: рассказы, стихи, сказки. Так, на страницах «Меркюр Галан» была впервые опубликована сказка Шарля Перро «Спящая красавица».

Газета выходила сначала четыре раза в год, затем, после трехлетнего перерыва, с 1678 года, под названием Nouveau Mercure Galant («Новый Галантный вестник»), — ежемесячно. С 1724 года и до закрытия в 1825 году газета называлась Mercure de France («Французский вестник»). Она не могла соперничать с «Ля Газетт» и «Журналь де саван», которые выходили с большей периодичностью.

Первая ежедневная французская газета Journal de Paris («Журналь де Пари» — «Парижская газета») увидела свет в 1777 году и выходила до 1840 года. Ее основал химик Антуан Алексис Каде-де-Во (1743—1828 гг.). Так, спустя почти полтора столетия появилась газета, которая могла по-настоящему конкурировать с «Ля Газетт».

Во второй половине XVIII века монополии центральных газет и журналов пришел конец. В провинциальных городах стала возникать собственная пресса. Среди первых таких газет были еженедельные «Афиш де Лион» (основана в 1750 г. в Лионе), «Афиш де Бордо» (основана в 1758 г. в Бордо), «Афиш де Тулуз» (основана в 1759 г. в Тулузе) и др. Их тираж не превышал тысячи экземпляров. В Бордо с 1784 года начала издаваться и первая ежедневная провинциальная газета — «Журналь де Гиень».

В 1788 году, за год до начала Великой французской революции, во Франции выходило всего лишь около 80 газет и журналов совокупным тиражом примерно 70 тысяч экземпляров. Большая часть этого тиража — 57 тысяч экземпляров — приходилась на парижскую прессу. Всего в стране насчитывалось немногим более полумиллиона читателей периодической печати.

Почта во Франции в XVII-XVIII веках

В годы правления кардинала Ришелье должность главного начальника почт стала одной из самых важных и ответственных во Франции. Государственная почта стала все больше обслуживать частных лиц, значительно увеличив, таким образом, источники своих доходов. В то же время ужесточалось наказание за служебные злоупотребления почтовых работников.

Развивая почту, власти видели в ней удобное средство контроля над населением страны. Так, обычным делом было нарушение тайны част ной переписки: на почте письма нередко вскрывались под предлогом «государственной необходимости».

Вопросы для повторения

  • 1. Предпосылки появления журналистики во Франции.
  • 2. Первые французские печатные издания.
  • 3. Кардинал Ришелье и его роль в создании французской журналистики.
  • 4. «Ля Газетт» — первая французская политическая газета.
  • 5. Роль «Ля Газетт» в становлении французской журналистики.
  • 6. Печать и власть во Франции XVII века.
  • 7. Становление и особенности авторитарной концепции печати.
  • 8. Развитие цензуры во Франции.
  • 9. Французская журналистика во второй половине XVII — XVIII веке.
  • 10. Первые ежедневные газеты Франции.
  • 11. Французская почта в XVII — XVIII веках.

Рекомендуемая литература

Новомбергский Н. Освобождение печати во Франции, Германии, Англии и России // История печати. М., 2001.

Попов Ю. В. Теофраст Ренодо — основатель французской журналистики // Вестник МГУ. Серия «Журналистика». 1978. № 4.

Саламон Л. Всеобщая история прессы // История печати. М., 2001.

Сиберт Фред С., Шрам Уилбур, Петерсон Теодор. Четыре теории прессы / Под ред. Я. Н. Засурского. М., 1998.

Смирнов Е. Периодическая печать во Франции. Периодическая печать на Западе // История печати. М., 2001. Т. 2.

Соломонов Ю. Ю. Региональная пресса Франции. История и секреты успеха ежедневных газет. М., 2003.

Ученова В. В., Старых П. В. История рекламы. 2-е изд. СПб., 2002.

Шедлинг М. Очерки по истории мировой почты // История печати. М., 2008. Т. 3.

английская журналистика

XVII ВЕКА

Предпосылки становления английской печати. — Зарождение и становление цензуры. — Первые английские газеты («Уикли ньюс»), — Журналистика Английской революции (Мэрчмонт Нидхэм). — Становление памфлетной публицистики. (Джон Мильтон. Джон Лильберн. Джерард Уинстенли). — Английская журналистика эпохи Реставрации. — Английская концепция печати. — Развитие английской почты.

Предпосылки становления английской печати

Английский первопечатник Уильям Кэкстон (ок. 1422—1492 гг.) решил внедрить изобретение Гутенберга у себя на родине. Он отправился в Кельн учиться печатному ремеслу и в 1474 году перевел с французского и выпустил в голландском городе Брюгге (сейчас это территория Бельгии) первую книгу на английском языке — «Рассказы из истории Трои». Ее написал филолог, издатель и богослов, первый переводчик Библии на французский язык Жак Лефевр Д’Этапль (ок. 1450—1536 гг.). Книга имела успех. Тогда Кэкстон взялся за перевод книги «Правила игры в шахматы», которую издал в Брюгге в 1476 году.

Вернувшись в Англию, Кэкстон основал в Вестминстере, пригороде Лондона, типографию и очень скоро, в том же 1476 году, напечатал бланк индульгенции на латинском языке, а вслед за ним выпустил книгу аббата Абингдона «Письма святого Иоанна об отпущении грехов». В 1477 году вышли в свет переведенные с французского «Изречения, или Высказывания философов», которые составил Энтони Риверс (1442—1483 гг.). Это была вторая по счету, но первая датированная печатная английская книга. В 1478 году Кэкстон издал «Кентерберийские рассказы» классика английской литературы Джефри Чосера (ок. 1340— 1400 гг.), а в 1483 году — в собственном переводе с французского средневековый бестселлер «Золотая легенда архиепископа Генуи Джакопо Варацце (1230—1298 гг.)».

Всего за пятнадцать лет Кэкстон выпустил в своей типографии 103 книги. Он сам переводил понравившиеся ему произведения иностранных авторов (известно 26 его переводов), писал к ним предисловия и заключения, составлял комментарии — словом, обладал высокой и уникальной по тем временам книгоиздательской культурой. Вместе с тем Кэкстон в своих изданиях не печатал титульные листы.

Кэкстон удерживал монополию на книгоиздание недолго: уже в 1478 году появилась типография в Оксфорде, в 1480 году — в Сити, центральной части Лондона. В начале XVI века печатные станки заработали в Шотландии, Кембридже. Английское книгоиздание отличалось большим разнообразием. Однако интересно, что Библия на английском языке была издана сравнительно поздно, в 1535 году, да и то за пределами Англии, в германском городе Марбурге. Дело в том, что консервативное британское духовенство считало, будто Библия, не переписанная от руки, а напечатанная типографским способом, станет проявлением неуважения к Богу.

Королевская власть сначала не препятствовала развитию книгопечатания, видя в нем исключительно коммерческий промысел. В 1484 году король Ричард III (1452—1485 гг., правил с 1483 г.) даже издал закон, расширявший права печатников и книгопродавцев. В результате за небольшой срок значительно увеличилось число грамотных людей и, как следствие, возросла потребность населения в книжной продукции.

Зарождение и становление цензуры

Как и в других европейских странах, власть очень скоро поняла, какой силой может обладать книгопечатание, и предприняла первые шаги к контролю над печатью. Уже в 1487 году король Генрих VII (1457—1509 гг., правил с 1485 г.) приказал учредить Звездную палату (Star Chamber) — высшее административно-судебное учреждение для судов над дворянами после войны Алой и Белой Роз (1455—1487). С первых дней существования Звездная палата стала заниматься политическими преследованиями противников короля. Члены палаты получили огромные полномочия. Для заседаний новообразованного учреждения король выделил в своем дворце в Вестминстере просторный зал с куполом, украшенным изображением звездного неба. Отсюда, по наиболее распространенной версии, появилось название «Звездная палата», которое на века вперед стало символом цензуры и подавления свободомыслия. Со временем Звездная палата окончательно превратилась в цензурное учреждение, целью которого ставилась борьба с крамолою и королевскими врагами.

В своей деятельности Звездная палата опиралась на закон о цензуре, который был принят в Англии в 1533 году при короле Генрихе VIII (1491—1547 гг., правил с 1509 г.). Согласно этому закону запрещалось под угрозой большого денежного штрафа продавать англоязычные книги, напечатанные за пределами Англии.

В 1538 году последовал новый закон короля. Печатать книги дозволялось теперь лишь с разрешения Звездной палаты.

При королеве Елизавете 1 (1533—1603 гг., правила с 1558 г.) Звездная палата издала в 1585 году ордонанс, согласно которому в стране закрывались все провинциальные типографии, а общее число типографий не должно было превышать двадцать. Единственными разрешенными центрами печати оставались Лондон, Оксфорд и Кембридж. Но даже и в этих городах печатать книги можно было лишь с разрешения доверенных лиц государства. Отныне на книгоиздание выдавался королевский патент. Ордонанс предусматривал учреждение института цензоров: перед выходом печатных изданий в свет их должны были просматривать университетские профессора, олицетворявшие, по сути, светскую цензуру, и епископ Кентерберийский, глава духовной цензуры.

Нарушившие ордонанс подлежали тюремному заключению: типографские работники — на полгода, продавцы печатной продукции — на три месяца.

Таким образом, ордонанс 1585 года окончательно сформировал и законодательно закрепил вертикальную, авторитарную модель печати, на вершине которой стояли король и правительство. Эта модель просуществовала в Англии с некоторыми перерывами более ста лет.

Первые английские газеты

Информационные листки с новостями — сначала рукописные, а затем печатные — появились в Англии, как и в других странах Европы, в XVI веке, и первоначально были приурочены к открытию ярмарок. Их называли newsletters (новостные письма) или просто news (новости, вести). Информацию для таких листков собирали, как правило, у вернувшихся из плавания моряков и приехавших из континентальной Европы торговцев и продавали заинтересованным читателям. Центром сбора информации в Лондоне стала местность около собора святого Павла, где впоследствии возникли редакции первых английских газет.

Некоторые newsletters распространялись в конце XVI — начале XVII века и при дворе королевы Елизаветы. По некоторым сведениям, во второй половине XVI века для высшего руководства страны издавался информационный бюллетень, который не имел четкой периодичности.

23 июня 1568 года вышел в свет первый номер издания «Инглиш меркьюри» (English Mercury — «Английский вестник»). «Он был очень мало похож на современную газету, напоминая больше книгу», — писал о нем С. И. Беглов[2]. «Инглиш меркьюри» выходил нерегулярно, от случая к случаю.

В первые десятилетия XVII века в Англии распространился новый вид печатных изданий — куранты. Они выходили, в отличие от newsletters, регулярно (хотя и без объявленной периодичности) и публиковали не только сухие факты, но порой и комментарии к событиям.

Первая регулярная газета на английском языке Corrant of Italy, Germany, etc («Новости Италии, Германии и т.д.») появилась за пределами страны, в Амстердаме, 2 декабря 1620 года. Голландский картограф, гравер и печатник Питер Ван де Кеере (ок. 1571—1646 гг.) бежал от рели-

гиозных преследований в Англию, где издавал собственноручно выгравированные карты Британских островов. Вернувшись на родину после двадцатипятилетней эмиграции, Ван де Кеере продолжал выпускать карты разных стран Европы (например, первый атлас Нидерландов) и затеял издание газеты для англичан.

«Новости» представляли собой, по сути, переводы из голландских газет, которые выполнял сам Ван де Кеере. Несмотря на неоперативность в подаче новостей, газета, тем не менее, достаточно подробно сообщала о жизни в европейских странах. Это было время Тридцатилетней войны (1618—1648) между католическими и протестантскими государствами, и англичане очень интересовались информацией о ходе боевых действий. Несколько лет она была единственной англоязычной газетой: до тех пор, пока в Англии не возникла собственная регулярная пресса.

«Уикли ныос». Первой регулярной английской газетой стала Weekly News («Уикли ньюс» — «Еженедельные новости»). Ее полное название — Corante, or Weekly Newes from Italy, Germany, Hungary, Poland, Bohemia, France and the Low Countreys («Вести, или Еженедельные новости из Италии, Германии, Венгрии, Польши, Богемии, Франции и других стран»). Первый номер газеты увидел свет в Лондоне 21 сентября 1621 года.

Издатель и редактор «Уикли ньюс» скрылся под инициалами N.B. Это дало повод исследователям подозревать в «отцовстве» первой английской газеты сразу двух известных в то время лондонских издателей информационных листков и типографов. Один из них был Натаниэль Бэттер[3], другой — Николас Берн, работавший в соавторстве с Томасом Арчером. Впрочем, большинство историков журналистики считают основателем регулярной английской прессы Бэттера, а Берна — его соавтором.

Натаниэль Бэттер (ок. 1583—1664 гг.) был настолько известен среди современников как издатель и переводчик, что уже при жизни стал героем (точнее, антигероем) пьесы выдающегося драматурга Бена Джонсона (1572—1637 гг.) «Рынок новостей» (1625 г.). Судя по критическому отношению Джонсона к деятельности Бэттера (который выведен под именем мистера Цимбала) и его газете, слава основателя английской журналистики была неоднозначной.

Бэттер не имел, как его французский современник Теофраст Рено-до, покровителей при королевском дворе. К тому же никто из правивших тогда королей — ни Яков I (1566—1625 гг., правил в 1603—1625 гг.), ни его преемник Карл I (1600—1649 гг., правил в 1625—1649 гг.) — не придавал значения газете как помощнику в распространении своей политики. Бэттеру запрещалось писать о собраниях, прениях в парламенте и вообще касаться внутренних новостей: авторитарная печать всегда контролировала, в первую очередь, внутреннюю информацию. Поэтому большая часть публиковавшейся в «Уикли ньюс» информации была переводом иностранной, в первую очередь голландской прессы.

Опасаясь преследований со стороны властей, Бэттер публиковал голые факты, никак не комментируя их. Тем не менее это не всегда помогало ему. Часто, чтобы заполнить вырезанные цензурой места в газете, Бэттер выдумывал новости (например, о сиренах, невероятных морских зверях и чудовищах) или просто перепечатывал главы Библии.

В 1632 году Бэттер опрометчиво поместил переведенную из голландской прессы критическую заметку об Испании, содержание которой возмутило испанского посла в Лондоне. Дело в том, что Голландия воевала в то время с Испанией (в Европе шла Тридцатилетняя война 1618— 1648 гг.). Англия же, хотя и симпатизировала Голландии, формально не участвовала в войне, и посол воспринял опубликованную в «Уикли ньюс» информацию как официальную позицию Англии. Он выразил протест королю Карлу I. Монарх направил жалобу посла для рассмотрения в Звездную палату, и газету вскоре закрыли.

Но история «Уикли ньюс» на этом не завершилась. В 1638 году началось восстание в Шотландии. Карл 1, по-видимому, начав понимать роль печати в политике и формировании общественного мнения, снова разрешил Бэттеру и Берну издавать свою газету. Как сообщает И. В. Трубицына, «они получили королевскую привилегию на издание новостей на 21 год за ежегодную ренту в 10 фунтов стерлингов в пользу собора святого Павла»[4].

Тем не менее «Уикли ньюс» прекратила издание уже через три года, в 1641 году, причем, скорее всего даже, не по прихоти цензуры: Звездная палата в феврале того же 1641 года была упразднена и действие цензуры приостановлено. Бэттеру не удалось увлечь английского читателя и сделать газету интересной. Впрочем, вряд ли это было возможно в условиях жесткой цензуры и невозможности публиковать внутреннюю информацию.

Печальную судьбу «Уикли ньюс» рано или поздно разделили все периодические издания, выходившие в Англии до начала революции. Среди них, например, была другая газета, издававшаяся Бэттером и Берном в 1624—1626 годах, — Mercurius Britanicus («Британский Меркурий»).

Также всего несколько лет издавалась газета A currant of General News («Важные текущие новости»), которую выпускали с 1622 года, переводя с датского языка, Томас Арчер и Николас Берн.

Журналистика Английской революции

Расцвет политической журналистики (и прежде всего, жанра памфлета) пришелся на 1640-е годы, когда в Англии началась революция (1640—1660) и гражданская война (1642—1646, 1648—1649). В феврале 1641 года была упразднена Звездная палата, при этом потеряли силу все указы по делам печати, ею принятые. Действие цензуры было приостановлено, хотя, впрочем, и не отменено.

Уже в XVII веке стало видно, что любые войны, революции, общественные настроения провоцировали повышенный интерес населения к информации, к печатному и устному слову. В этом плане события 1640—1660-х годов на Британских островах резко повысили популярность и значение журналистики.

Сразу после падения Звездной палаты в Лондоне зародилась политическая пресса. Первоначально появилось несколько официальных парламентских периодических изданий. Английский парламент вел острую борьбу с королем Карлом 1 и стремился использовать журналистику не только для широкого распространения информации о своей деятельности, но и для освещения событий в выгодной для себя трактовке. По сути, парламент инициировал информационную войну против короля — одну из первых в мировой истории прессы — и, в конце концов, одержал в ней уверенную победу.

Первое периодическое издание — официальный орган английского парламента — увидело свет в ноябре 1641 года. Оно называлось The Diumall Occurences in Parliament («Диурнал оккеренсиз ин палимент» — «Журнал событий в парламенте»). Полное название — The Diurnall Occurences or Daily proceedings ofboth houses in this Greate and happy Parliament («Журнал событий, или Ежедневные происшествия в обеих палатах этого великого и счастливого парламента»).

Несмотря на заявленную в названии периодичность, газета выходила отнюдь не ежедневно. В первом номере рассказывалось о событиях, происшедших за весь предыдущий год. Со временем «Журнал событий в парламенте» стал выходить еженедельно — в течение почти двух десятилетий, до 1660 года, когда в Англии была восстановлена монархия.

В первые годы революции английский парламент выпускал целый ряд официальных периодических изданий. Уже в 1642 году их было целых пять. Среди них — The Kingdom’s weekly Intelligencer («Еженедельный информатор Королевства»), который выходил с 1642 по 1655 год, Perfect Diurnal («Отличный журнал»), издававшийся с 1643 по 1649 год, Perfect Diurnal of some Passages and Proceedings of Parliament and in Relation to the 88

Army («Отличный журнал о некоторых событиях и происшествиях в парламенте и армии»), печатавшийся с 1649 по 1655 год. В официальной парламентской прессе, как правило, публиковались отчеты о заседаниях палат и выдержки из наиболее важных и ярких выступлений депутатов.

Сторонники короля, осознав пользу и влияние журналистики на массы, также стали выпускать свою прессу. Первой официальной королевской газетой стала Mercurius Aulicus («Дворцовый вестник»), выходившая в 1643—1646 годах. Издавали и редактировали этот еженедельник Джон Беркинхед и П. Хейлин.

Серьезным роялистским изданием была еженедельная газета Mercurius Elencticus («Милосердный вестник»). Ее выпускали с октября 1647 по ноябрь 1649 года Джордж Уортон и Самюэль Шеппард. Уортон большую часть времени существования своей газеты провел в тюрьме, куда был посажен за антипарламентские выступления в печати, но, тем не менее, и там продолжал заниматься журналистикой, тайно переправляя свои публикации остававшемуся на свободе Шеппарду.

Некоторые монархические газеты издавались некоторое время и после казни короля, которая произошла 30 января 1649 года. «Мое правительство ничего бы не стоило, если б не смогло выдержать бумажного выстрела», — говорил вождь Английской революции Оливер Кромвель (1599—1658 гг.) об оппозиционной прессе. Роялистские журналисты рисовали посмертный образ Карла исключительно в ярких красках, порой даже изображая короля святым мучеником. Так, например, сообщалось, что, как только Карлу отрубили голову, многие бросились к месту казни, чтобы омочить платки в королевской крови, и, прикасаясь потом этими платками к больным местам, получали полное исцеление.

В сентябре 1649 года парламент принял Акт о регулировании печати, после которого роялистская пресса прекратила свое существование.

Английская революция породила и много частных периодических изданий, выходивших, как правило, еженедельно. В их названиях почти всегда встречается латинское слово Mercurius, что можно перевести как «вестник».

Несмотря на преследования журналистов и их изданий — как со стороны короля, так и со стороны парламента — количество газет неизменно увеличивалось: в 1644 году их было 17, а в 1649 — уже 24.

Мэрчмонт Нидхэм. Одним из самых ярких и в то же время скандально известных журналистов Английской революции был Мэрчмонт Нидхэм (1620—1678 гг.). В 1640 году Нидхэм и его компаньон Оливер Уильямс открыли в Лондоне по примеру Теофраста Ренодо Offices of Intelligence — рекламно-информационное бюро. Они выпускали бесплатные рекламные листки с частными объявлениями, рекламой товаров и услуг, но при этом не публиковали адреса рекламодателей: заинтересовавшиеся клиенты должны были прийти в бюро и купить эту информацию.

В 1643 году Нидхэм основал свою первую газету — Mercurius Britanicus («Британский вестник»), в которой ярко и страстно выступал на стороне парламента против короля. Дерзость Нидхэма доходила до того, что на страницах газеты он публиковал пародии на речи Карла I в парламенте. Поэтому неудивительно, что в 1646 году издание запретили, а его издатель попал под королевский суд.

На суде Нидхэм признал свои ошибки, был помилован и, выйдя на свободу, приступил к изданию ультрароялистской газеты Mercurius Pragmaticus («Прагматический вестник»), где с прежней страстью стал обличать уже не короля, а парламент. Особенно жесткой и в то же время сатирически окрашенной критике подвергался Оливер Кромвель. Даже казнь Карла не изменила тональности газеты. Тем не менее вскоре Нидхэм был арестован. В тюрьме он заявил о своем искреннем раскаянии.

Руководство парламента, нуждавшееся в опытных и талантливых журналистах, предложило Нидхэму издавать официальную парламентскую газету, и он согласился. Еженедельник Mercurius Politicus («Политический вестник») стал выходить под руководством Нидхэма с июня 1650 года. На его страницах Нидхэм опубликовал ряд собственных ан-тироялистских памфлетов (например, «Защита дела Английской республики»). Он очень гордился гибкостью своего пера.

В 1655 году Нидхэм основал второй официальный парламентский еженедельник — Publick Intelligencer («Общественный информатор»). Теперь издания английского парламента выходили в свет два раза в неделю.

В 1657 году Нидхэм начал выпускать еженедельную частную газету The Publick Advicer («Общественный консультант»), которая вскоре превратилась в первый английский рекламный журнал.

В 1660 году в Англии восстановилась монархия и на престол взошел сын казненного Карла I Карл II (1630—1685 гг.). Нидхэм не решился в очередной раз поменять убеждения. Он оставил журналистику и эмигрировал в Голландию, но в конце жизни вернулся в Англию.

Становление памфлетной публицистики

Зачатки памфлета как публицистического жанра можно видеть в творчестве древнегреческих ораторов, прежде всего Исократа, Демосфена. Уже тогда в их обличительных речах заметно выделялись такие присущие памфлету черты, как злободневность, тенденциозность, полемическая направленность. Само слово памфлет (англ, pamphlet) появилось в XIV веке. Памфлетом называлась в то время непереплетенная брошюра без обложки. Как жанр публицистики памфлет сложился спустя два столетия, в эпоху Реформации. Памфлеты были направлены как против политического строя в целом или его отдельных сторон, так и против противостоящих автору партий, союзов, правительства. Часто памфлетист, высмеивая того или иного политического деятеля, ставил, таким образом, перед собой цель развенчать партию или правительство, которое представлял герой памфлета.

Памфлетная публицистика во все времена считалась высшей ступенью журналистского, публицистического мастерства, и далеко не каждый журналист умел писать памфлеты.

Расцвет памфлетной публицистики в Европе обычно приходился на годы революций, войн, политических нестроений — когда не только возрастал интерес населения к информации, но и усиливались попытки осмыслить происходящие события. Памфлеты публиковались как отдельными брошюрами, выходившими непериодично, как реакция на те или иные политические события, так и авторскими статьями в газетах и журналах, издававшихся регулярно. Впоследствии, уже к началу XIX века, памфлет как самостоятельное издание перестал быть основным видом публицистики, навсегда уступив это место политической газете.

Роль памфлетной публицистики резко возросла уже в первые месяцы Английской революции. За два революционных десятилетия в Англии было создано более трех тысяч памфлетов. Они представляли собой, как правило, отдельные брошюры. Памфлеты писали как монархисты, так и сторонники парламента. Но самые выдающиеся памфлетисты были противниками короля. Среди них — Джон Мильтон, Джон Лильберн и Джерард Уинстенли.

Джон Мильтон. Поэт, писатель и публицист Джон Мильтон (1608—1674 гг.) родился в Лондоне в семье нотариуса. Окончив известную в столице религиозную школу святого Павла, он в 1625 году поступил учиться в Кембриджский университет, где в 1632 году получил степень магистра искусств. Но и после этого Мильтон еще несколько лет занимался самообразованием.

Свои первые памфлеты Мильтон опубликовал в 1641 — 1642 годах. Это были длинные антиклерикальные трактаты (самый большой из них занимал около трехсот страниц). В 1642 году Мильтон женился, но через месяц жена от него сбежала. Уязвленный неудачей в семейной жизни, он в 1643 году написал и издал памфлет о разводе, который произвел на чопорных англичан ошеломляющее впечатление и сразу принес автору широкую и скандальную известность. Пятисотстраничная брошюра моментально разошлась по Англии небывалым доселе тиражом в 1200 экземпляров. Ее успех был таков, что спустя год Мильтон подготовил второе, дополненное издание, после чего его вызвали в парламентскую Палату лордов для объяснений. Вскоре жена Мильтона вернулась к нему и впоследствии родила троих детей.

С развитием революционных событий и гражданской войны публицистика Мильтона становилась все более идеологизированной. Во всех своих памфлетах, до самой смерти, он выступал как убежденный антимо нархист и республиканец. Во время революции он поддерживал индепен-дентов — радикально настроенных крупных промышленников и дворян.

В ноябре 1644 года Мильтон опубликовал без разрешения цензуры памфлет «О свободе печати. Речь к английскому парламенту (Ареопаги-тика)». Непосредственным поводом к написанию этой фиктивной речи послужил изданный летом 1643 года ордонанс о регулировании книгопечатания. За основу памфлета Мильтон взял форму античной речи и подражал, прежде всего, Исократу.

В первой, смысловой части «Ареопагитики» Мильтон дал широкий исторический обзор стеснений печати начиная с эпохи Древних Афин и подвел читателей к выводу, что все эти стеснения порождены инквизицией. Далее Мильтон остановился на современной ему эпохе. Он рассмотрел качества, необходимые цензору, и создал абстрактный и недостижимый, по его мнению, образ идеального цензора — всесторонне образованного, трудолюбивого и творческого человека. Но ни один профессионал такого уровня, считал Мильтон, никогда не захочет заниматься грязной, рутинной и монотонной работой цензора. И эту должность займут люди корыстные, невежественные и малообразованные. Именно в их руках будет судьба книг.

Предварительная цензура, считал Мильтон, — недоверие к народу и бесчестие для английского общества. По его мнению, всякое произведение печати должно появляться на свет так же свободно и беспрепятственно, как появляется на свет новорожденный ребенок. «...Кто уничтожает хорошую книгу, — писал Мильтон, — убивает самый разум, образ Бога, как если бы Он был перед глазами». Именно поэтому высокопоставленные чиновники, которые стремятся наложить на печать оковы, выступают, по мнению Мильтона, против дыхания разума и бессмертия.

Далее Мильтон пришел к умозаключению о бессилии цензуры помешать распространению правды: цензура бесполезна, вредна и унижает человеческое достоинство. Именно поэтому он решительно предлагает парламенту отменить принятый ордонанс о регулировании книгопечатания как ошибочный: «...как хорошие, так и дурные правители одинаково могут ошибаться; ибо какая власть не может быть ложно осведомлена, в особенности если свобода печати предоставлена немногим?».

В марте 1649 года, вскоре после казни короля и установления республики, Мильтон был назначен секретарем по иностранным языкам Государственного совета. Он участвовал в переговорах с иностранными делегациями, вел обширную официальную международную переписку, перевел на латинский язык Декларацию об установлении республики и разослал ее во все страны Европы (в том числе и в Россию, где она произвела взрыв негодования у царя Алексея Михайловича).

Главная обязанность Мильтона как государственного служащего заключалась в составлении памфлетов на злобу дня. Так, например, в двух памфлетах «Защита английского народа» (1650, 1654 гг.), написанных по приказу республиканской власти, он страстно полемизировал с монархистами, выступил как активный поборник суверенитета английской республики и последовательный противник реакции и монархии.

В круг должностных полномочий Мильтона входили, помимо прочего, и обязанности цензора печати. И Мильтон, ярый и последовательный противник цензуры, вынужден был отныне просматривать перед выходом в свет материалы официального еженедельника Mercurius Politicus и других произведений печати. Он, по-видимому, считал, что за неимением идеального цензора лучше заниматься экспертизой книг и газет ему, нежели полуграмотному, невежественному и косному человеку.

Впрочем, идеи Мильтона, высказанные в «Ареопагитике», все же принесли свои плоды. 20 сентября 1649 года парламент утвердил Акт о печати, который, на первый взгляд, требовал строгого контроля над прессой. Но вместе с тем, как писал Мильтон одному из единомышленников, «цензоры согласно этому акту не назначаются, так что каждый может публиковать свою книгу без разрешения цензуры, при условии, что имя печатника или автора будет указано, если это понадобится».

Напряженная самоотверженная работа подорвала здоровье Мильтона. В 1652 году он окончательно потерял зрение, но, будучи совершенно слепым, тем не менее, продолжал работать секретарем по иностранным языкам, а также исполнять обязанности цензора. Мильтону выделили помощника, владевшего иностранными языками, который читал ему официальные письма и записывал ответы на них. Слепой Мильтон продолжал сочинять новые памфлеты и трактаты.

В 1660 году в Англии была восстановлена монархия. Сын казненного Карла I король Карл II начал репрессии против республиканцев. Мильтона как одного из активнейших деятелей революции, ярого защитника цареубийства, ждала смертная казнь. В июне 1660 года палата общин постановила публично сжечь памфлеты Мильтона «Иконоборец» и «Защита английского народа».

Но друзья Мильтона убедили новую власть, что слепота — достаточное наказание для гонимого публициста. С тех пор и до конца жизни он занимался литературным трудом, на который прежде у него не оставалось времени. Ему помогали друзья и его третья жена (первые две умерли от родов). Мильтон выпустил такие прославившие его на века книги, как эпос «Потерянный рай», поэму «Возвращенный рай», трагедию «Самсон-борец», «Историю Британии».

В то же время Мильтон продолжал внимательно следить за политической жизнью Англии. В 1673 году он опубликовал свой последний памфлет.

Идеи Мильтона легли в основу английской концепции свободы печати, разработанной в Билле о правах в 1689 году. Эта концепция так же называется мильтоновской, или либертарианской (от слова liberty — свобода).

Джон Лильберн. Один из самых известных памфлетистов эпохи революции Джон Лильберн (ок. 1614-1657 гг.) был идеологом и руководителем левеллеров (т.е. уравнителей) — радикальной политической партии, объединявшей мелких торговцев и собственников и выступавшей против ликвидации частной собственности, за республику, верховенство народа и ограничение парламентской власти основными законами страны.

Лильберн родился и вырос в семье сельского дворянина. В 16 лет он переехал в Лондон и поступил в ученики к торговцу сукном. В столице он сблизился с пуританской сектой и вскоре в свободное от работы время стал распространять запрещенные пуританские памфлеты, авторы которых — священник Генри Бертон, врач Джон Баствик, адвокат Уильям Принн — были критически настроены к религиозной и светской власти. В 1637 году памфлетисты были арестованы. Звездная палата приговорила их к позорному столбу и публичной порке, клеймению каленым железом, отрезанию ушей и пожизненному тюремному заключению. Лильберн в это время скрывался в Ирландии, но, едва вернувшись в Англию, также был арестован. В 1638 году его приговорили к публичной порке и позорному столбу. Стоя у позорного столба, Лильберн сумел произнести пламенную речь, обращенную к собравшимся на площади зевакам и сочувствующим. Затем он высвободил из колодок руку, сунул ее в карман и, достав оттуда несколько экземпляров запрещенного памфлета Баствика, бросил их в толпу. За вызывающее поведение Лильберн был приговорен к трем годам тюрьмы.

Как только Звездная палата была упразднена, Лильберна выпустили на свободу, и он с головой ушел в политическую борьбу. Он, как и Мильтон, считал, что источником власти является народ, а парламент должен подчиняться его воле.

Во время гражданской войны Лильберн вступил в ряды парламентской армии, где дослужился до подполковника. В 1643 году он был взят в плен войсками короля, отказался от предложения сотрудничать с Карлом I и вышел на свободу только через год: по указанию Кромвеля Лильберна поменяли на высокопоставленного пленного — сторонника короля. Но в армии Лильберн прослужил недолго: в 1645 году он опубликовал памфлет «Защита прирожденного права Англии, направленная против всякого произвола, будь то короля, парламента или кого другого», который вызвал резкую критику Кромвеля. Лильберн ушел в отставку и продолжал публиковать антипарламентские памфлеты. За это его снова бросили в тюрьму — на этот раз по решению парламента.

В 1648 году Лильберна освободили и он продолжил политическую борьбу. Его резкая критика республиканской власти нашла отражение 94 в памфлетах «Новые цепи Англии, или Серьезные опасения части народа относительно республики» и «Вторая часть “Новых цепей Англии ”». Парламент объявил эти памфлеты мятежными и приказал схватить их автора. 28 марта 1649 года Лильберн вновь был арестован и, несмотря на многочисленные протесты сторонников, заключен в мрачную тюрьму Тауэр, но и там продолжал бороться. В камере он написал несколько памфлетов (например, «Манифест» и «Соглашение свободного народа Англии») с изложением программы левеллеров в новых условиях и сумел переправить их на волю. По сути, это был проект конституции Английской республики. Памфлеты тут же опубликовали, и они привлекли всеобщее внимание.

Суд присяжных оправдал Лильберна. Тогда парламент вынес решение о высылке мятежного памфлетиста из Англии. Два года он провел в изгнании, а летом 1653 года вернулся на родину. Лильберна тут же арестовали, но суд присяжных снова оправдал его. Однако Кромвель приказал оставить своего противника в заключении. Почти до самой смерти Лильберн содержался в тюрьме на острове Уайт, где несколькими годами раньше была резиденция свергнутого короля Карла I.

В своих памфлетах Лильберн апеллировал к Божьему слову, разуму и естественному праву. Он понимал естественное право как сумму гражданских свобод: слова, печати, торговли и др., равенство всех перед законом, неподкупность суда. Государственному строю Англии, считал Лильберн, необходима демократизация. Государство создано взаимным соглашением людей «для доброй пользы и блага каждого». Это согласие необходимо и в свободном совместном выборе руководителей страны. Король не может избираться, поэтому Лильберн требовал упразднения монархии, а также палаты лордов в парламенте, члены которой назначались пожизненно королем.

Памфлетная публицистика Лильберна пользовалась большим успехом не только в Англии. Она была популярна в годы войны за независимость в США (1776—1783), оказала значительное влияние на многих публицистов Великой французской революции (1789—1794) и, в частности, сформировала мировоззрение Оноре Мирабо.

Джерард Уинстенли (1609—1676 гг.) был социалистом-утопистом, идеологом диггеров (т.е. копателей) — самого левого движения, выражавшего интересы городской и деревенской бедноты.

Уинстенли родился и вырос в семье сектантов-пуритан в небольшом провинциальном городке. Окончив школу, он в 1630 году переехал в Лондон, где стал работать подмастерьем в магазине одежды. Со временем Уинстенли открыл собственную торговлю в центре города, но, будучи непрактичным человеком, в 1642 году разорился и уехал по приглашению друзей в графство Серри — в двух часах езды на коне от Лон дона. Там он вскоре стал одним из основателей колонии диггеров, которые вскапывали землю на холме святого Георгия.

В 38 лет Уинстенли впервые почувствовал в себе способность писать. Его первые трактаты носили религиозно-философский характер.

С развитием Английской революции публицистика Уинстенли все больше политизировалась, в ней все яснее звучали призывы к всеобщему равенству — не только политическому, но и экономическому. Свои умозаключения памфлетист подкреплял многочисленными библейскими цитатами, ветхозаветными и новозаветными образами и сравнениями. В своей публицистике он приближался к идеалам нового общества, где все равны, и был близок к идеалам утопического коммунизма. В то же время представления Уинстенли об этом обществе облечены в религиозные формы.

Памфлет «Знамя, поднятое истинными левеллерами» (1649) стал, по сути, манифестом диггеров. Критикуя установленные республиканской властью порядки, Уинстенли опровергал правомочность власти не только свергнутого короля, но и землевладельцев. Земля, считал он, сотворена Богом как общая сокровищница и потому должна принадлежать равно как зверям, так и людям, без различия званий и чинов. Причину всех бедствий Уинстенли видел в частной собственности на землю, которую, по его мнению, надо ликвидировать.

В памфлете-заявлении «Декларация бедного угнетенного люда Англии» (1649) Уинстенли с новой силой повторил свои принципы о несправедливости современного ему порядка вещей, когда существуют хозяева и рабы, богачи и бедняки, сытые и голодные. Он писал, что бедняки начали освобождаться от страха перед властью и стали обрабатывать общинные поля для своих собственных нужд, а не для лордов и господ.

В своем главном произведении «Закон свободы» (1651) Уинстенли предложил план полного переустройства общества. Для этого он считал необходимым ликвидировать частную собственность на землю, упразднить торговлю, деньги, частную собственность. В парламенте, по видению публициста, должны заседать лишь бедные граждане, избранные всеми совершеннолетними мужчинами-англичанами на основе всеобщего избирательного права.

Интересно, что этот новый общественный строй был для Уинстенли не абстрактным идеалом (как, например, для автора «Утопии» Томаса Мора), а делом недалекого будущего. Он искренне верил, что если власть осуществит высказанные в его трактатах и памфлетах замыслы, то люди в Англии сразу же заживут счастливой и справедливой жизнью.

После реставрации монархии Уинстенли уже не писал памфлеты. Он вернулся в Лондон, женился и занялся торговлей хлебом и кормами для скота — правда, и на этот раз удача не сопутствовала ему.

Идеи, высказанные Уинстенли, оказали влияние на публициста эпохи Великой французской революции Гракха Бабефа, английского социалиста-угописта Роберта Оуэна, а также на русских революционеров начала XX века. Имя Уинстенли начертано на памятнике-стеле борцам за счастье человечества в Александровском саду, у самых стен Московского Кремля.

Английская журналистика эпохи Реставрации

После поражения революции английская журналистика пережила тяжелые времена. При короле Карле II был восстановлен прежний контроль над прессой. Согласно подписанному королем в 1662 году Акту о печати, давать разрешение на книгоиздание могли только несколько человек в стране: государственный секретарь, архиепископ Кентерберийский, епископ Лондонский, вице-канцлеры Оксфордского и Кембриджского университетов. Резко сократилось число типографий: на всю Англию их осталось двадцать, причем только в Лондоне, Оксфорде, Кембридже и Йорке.

Главным цензором Англии был назначен Роджер Л’Эстранж — убежденный монархист и последовательный противник свободы печати. Л’Эстранж стал вместо Нидхэма редактировать Mercurius Politicus. Теперь эта газета выходила дважды в неделю: по понедельникам она отныне называлась Publick Intelligencer («Общественный информатор»), по четвергам — News («Новости»). В редакционной статье первого же номера Л’Эстранж с присущим ему цинизмом написал, что он является противником издания газеты, поскольку, узнав из нее новости, читатели могут обсуждать действия власти. В то же время, по мнению Л’Эст-ранжа, газета может быть полезной, если будет публиковать нужную руководству страны информацию.

Монополия Л’Эстранжа на информацию была разрушена благодаря эпидемии чумы, охватившей Лондон осенью 1665 года. Королевский двор временно переехал в Оксфорд. Столичные газеты туда из-за опасности распространения чумы не доставляли, и Карл II распорядился издавать правительственный официоз — The Oxford Gazette («Оксфордская газета»). Ее первый номер вышел 15 ноября 1665 года. Редактором стал директор типографии Оксфордского университета Леонард Литч-фельд. Газета выходила дважды в неделю. Это было первое периодическое издание, внешним видом напоминавшее современную газету: все газеты, выходившие прежде, оформлялись в виде брошюры. Текст в Oxford Gazette печатался в две колонки.

Когда королевский двор вернулся в столицу, редакция переехала вслед за ним в Лондон, и с 5 февраля 1666 года газета стала называться The London Gazette («Лондонская газета»). Ее новым редактором стал Томас Ньюком. Как официальный правительственный вестник она выходит до сих пор и является, таким образом, старейшим периодическим изданием Великобритании.

С закреплением за London Gazette статуса официального органа власти Л’Эстранж не смог составлять конкуренцию новому изданию и вынужден был закрыть свою газету, но сохранил свои цензорские полномочия.

Самым громким процессом, связанным с нарушением закона о цензуре, стало дело типографщика Твина. В 1664 году Твин, желая подработать, тайно напечатал в своей типографии не дозволенный цензором политический памфлет. По приказу Л’Эстранжа Твина, несмотря на его признание и раскаяние, присудили к публичной смертной казни через четвертование.

Казнь Твина была задумана и произведена как показательный образец для его коллег и потенциальных нарушителей цензурных установлений. Л’Эстранж практиковал и другие, более мягкие способы наказания: кнут, позорный столб, клеймение частей тела, каторжные работы.

В последние годы правления Карла II наступило некоторое послабление для печати. Действие закона о цензуре истекло в 1679 году, и преследования журналистов ослабли. Новый король Яков II (1633—1701 гг., правил с 1685 по 1688 г.), пытаясь восстановить абсолютизм, возобновил закон о цензуре на срок до 1694 года, и, таким образом, положение прессы снова серьезно ухудшилось.

Английская концепция печати

В 1688 году в Англии произошла Славная революция. Яков II был свергнут с престола и эмигрировал во Францию. Новым королем стал призванный из Нидерландов Вильгельм Ill Оранский (1650—1702 гг., правил с 1688 г.). В результате Славной революции в Англии утвердилась ныне существующая форма разделения властей, когда король — символ страны и арбитр в различных спорах, а реальная власть — в руках у парламента и премьер-министра. Отныне король уже не мог принимать никаких значимых решений без согласия парламента.

13 февраля 1689 года парламент принял Билль о правах — документ, который до сих пор играет роль английской конституции и закона о печати. В его основу легли многие идеи, высказанные в свое время Джоном Мильтоном в «Ареопагитике». Первый параграф Билля гласил, что, если парламент принял закон, король не вправе отменить его. Для журналистов был самым важным девятый параграф: «Свобода слова, прений и всего, что происходит в парламенте, не может быть поводом для преследования, быть предметом рассмотрения в суде и нигде кроме парламента».

Билль о правах лег в основу английской (мильтоновской, или либертарианской) концепции свободы печати — первой в мире концепции журналистики, альтернативной авторитарной. Ее отличительные особенности таковы:

  • — только парламент может регулировать работу прессы;
  • — отвергается контроль со стороны государства и церкви;
  • — экономическая свобода, то есть газету могут издавать все, у кого есть идеи и деньги;
  • — решающий фактор — не политический, а экономический;
  • — впервые появляется термин свобода слова.

В 1694 году не был продлен принцип лицензирования прессы, парламент отказался возобновить закон о цензуре. Свобода печати привела к появлению новых газет и журналов. Так, с 1688 по 1692 год возникли 26 периодических изданий. Все политические партии стали основывать свои печатные органы.

Но, несмотря на рост числа новых периодических изданий, далеко не сразу английская печать смогла воспользоваться реальными плодами декларированной в Билле о правах свободы. Парламент еще более чем полтора века пытался сдерживать рост и влияние прессы экономическими методами, вводя различные налоги (например, штемпельный налог, налог на бумагу, объявления).

К концу XVII века все столичные газеты обосновались на улице Флит-стрит, недалеко от площади святого Павла в Лондоне, которая издавна была местом сбора новостей.

Развитие английской почты

Первые сведения о доставке корреспонденций из Англии в Шотландию относятся к концу XV века. Во второй половине XVI века, при короле Генрихе VIII, была учреждена должность почтмейстера. Более или менее регулярное почтовое сообщение началось в Англии только в начале XVII века.

Республиканское правительство Кромвеля активно использовало почту в государственных целях. Тогда же была установлен тариф для писем в один пенс — penny-post. С 1683 года на оплаченные письма стали ставить треугольный штемпель.

Но подлинное развитие почты началось в Англии только в XVIII веке.

Вопросы для повторения

  • 1. Становление книгопечатания в Англии.
  • 2. Предпосылки возникновения английской печати.
  • 3. Зарождение и развитие цензуры в Англии.
  • 4. Авторитарные законы о печати XV — XVII веков.
  • 5. «Уикли ньюс» — первая английская газета.
  • 6. Судьба первых английских газет.
  • 7. Журналистика Английской революции 1640-х годов.
  • 8. Журналистская деятельность Мэрчмонта Нидхэма.
  • 9. Памфлетная публицистика Английской революции.
  • 10. Джон Мильтон — публицист и памфлетист.
  • 11. «Ареопагитика» Д. Мильтона.
  • 12. Памфлеты Д. Лильберна.
  • 13. Памфлеты и трактаты Дж. Уинстенли.
  • 14. Английская журналистика в эпоху Реставрации монархии.
  • 15. Зарождение лозунга «свобода печати» и английская концепция свободы печати.
  • 16. Билль о правах и журналистика.
  • 17. Развитие английской почты.

Рекомендуемая литература

Беглов С. И. Четвертая власть: Британская модель. М., 2002.

Львов-Рогачевскии В. Печать и цензура // История печати. М., 2001. Т. 2.

Матвеев В. А. Империя Флит-стрит (современная пресса Англии). М., 1961.

Новомбергский Н. Освобождение печати во Франции, Германии, Англии и России // История печати. М., 2001.

Пименова Э. Очерк развития английской журналистики. Периодическая печать на Западе // История печати. М., 2001. Т. 2.

Саламон Л. Всеобщая история прессы // История печати. М., 2001.

Сиберт Фред С., Шрам Уилбур, Петерсон Теодор. Четыре теории прессы / Под ред. Я. Н. Засурского. М., 1998.

Трубицына И. В. Памфлетная публицистика английской буржуазной революции XVII века // Вестник МГУ. Серия «Журналистика». 1978. № 4.

Трубицына И. В. Зарождение и развитие английских периодических изданий в XVII веке. М., 1999.

Ученова В. В., Старых Н. В. История рекламы. 2-е изд. СПб., 2002.

Шедлинг М. Очерки по истории мировой почты // История печати. М., 2008. Т. 3.

Первоисточники

Лильберн Д. Памфлеты. М., 1937.

Мильтон Д. О свободе печати: Речь к английскому парламенту (Ареопагитика) // История печати. М., 2001.

Уинстенли Дж. Избранные памфлеты. М.; Л., 1950.

Дополнительная литература

БаргМ.А. Великая английская революция в портретах ее деятелей. М., 1991.

Павлова Т. А. Милтон. М., 1997.

Павлова Т. А. Уинстэнли. М., 1987.

Самарин Р. М. Творчество Джона Мильтона. М., 1964.

английская журналистика

  • [1] Соломонов Ю. Ю. Региональная пресса Франции. История и секреты успеха ежедневных газет. М., 2003. С. 7.
  • [2] Беглов С. И. Четвертая власть: Британская модель. М., 2002. С. 10.
  • [3] В некоторых русскоязычных источниках встречается другое написание фамилии основателя регулярной английской журналистики: Баттер. 2 Об этом см.: Трубицына И. В. Зарождение и развитие английских периодических изданий в XVII веке. М., 1999. С. 16—18. 3 Встречаются и другие переводы названия этой пьесы, например «Склад новостей», «Снабжение новостями».
  • [4] Трубицына И. В. Указ. соч. С. 18.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >