Информационные жанры диалогового плана

Интервью

Интервью - английское слово. В переводе оно означает «беседа». Этим термином обозначается информационный жанр, представляющий беседу журналиста (или группу журналистов) с одним лицам, (или несколькими лицами) для получения общественно значимой информации.

Интервью позволяет газете информировать общественность о значительном событии, важном начинании, привлекать внимание к актуальной проблеме, узнать авторитетное мнение по тому или иному существенному вопросу.

«Информационный факт, событие, сообщения о намечаемых планах нередко нуждаются в истолковании, разъяснении. И в этом случае интервью - эффективная форма убеждения. Оценка, комментарий авторитетного лица придают выступлению газеты большую силу убедительности» [1].

Существует 4 вида интервьюирования по степени стандартизации:

  • 1. Строго стандартизованное, заранее журналист составляет вопросы и строго придерживается формулировки и порядка постановки. Нередко вопросы посылаются заранее, чтобы собеседник мог подготовиться к встрече.
  • 2. Полустандартизованное. Список составляется заранее, но журналист их перефразирует, меняет местами, приспосабливает к индивидуальности респондента, углубляется в область его интересов.
  • 3. Нестандартизованное или свободное. Он дает журналисту инициативу. Журналист отмечает для себя, какие сведения нужно раздобыть.
  • 4. Смешанный вид интервью начинается с 1,2 вопроса и переходит в свободное интервью вследствие отсутствия факта, подтверждающего гипотезу журналиста.

Виды интервью по профессору М.К. Барманкулову [2].

По характеру интервьюируемого: интервью-информация и интервью-мнение.

1. Интервью-информация берется у малоизвестного лица, но

Понятие о жанрах журналистики. Информационные жанры распологающего информацией (например, у министра юстиции по поводу принятия какого-то Закона, депутата Парламента и т.д.).

2. Интервью-мнение берется у известного, уважаемого человека, чтобы узнать его мнение по какому-либо значимому вопросу.

По характеру интервьюера - интервью-эмоция и интервью-социалъный опрос.

  • 1. Интервью-социальный опрос берется у представителя какого-либо слоя населения (например, у пенсионера, у студента и Т.Д.).
  • 2. Интервью-эмоция берется у участника какого-либо события с целью выяснить общее настроение.

Кроме того, существуют следующие виды интервью:

  • 1. Эксклюзивное интервью.
  • 2. Спаренное интервью.
  • 3. Спонтанное интервью.
  • 4. Интервью-монолог.
  • 5. Малые формы интервью: а) интервью-экспресс; б) блицинтервью.

Виды интервью по характеру информации:

  • 1. Интервью для получения чисто фактических сведений. Личность респондента важна с позиции легкости общения: компетентность, логичность, легкость общения.
  • 2. Интервью для выяснения мнений респондента о другом человеке. Важна здесь оценка мнений, личное мнение или мнение члена группы.
  • 3. Интервью для получения представлений о личности респондента. Здесь важна психологическая атмосфера беседы. Важно обратить журналисту внимание, в первую очередь, на личность и, во вторую очередь, на личность респондента.

Типы респондентов:

  • 1. Респондент-болтун.
  • 2. Респондент равнодушный.
  • 3. Респондент-«крепкий орешек».

Будучи жанром информационным, интервью обладает значительными возможностями публицистического осмысления явлений действительности.

Виды подготовки к интервью:

  • 1. Интеллектуальная.
  • 2. Психологическая.
  • 3. Внешняя.

При интеллектуальной подготовке журналисту следует досконально подготовиться по теме, о которой он будет беседовать с будущим героем. Если герой - крупный ученый в области физики, то следует ознакомиться с той областью конкретно, а также конкретно с трудами этого человека. Даже если ваш герой простой рабочий, следует знать о той отрасли производства, где он трудится.

Необходимо заранее подготовить приблизительный план интервью. При этом решительно избегать общих вопросов, которые неизбежно вызывают такие же неконкретные ответы.

Психологическая подготовка также требует специального настроя. Для того чтобы войти с героем интервью в контакт, требуется понять этого человека, стараться не задеть его достоинства, следует избегать излишнего многословия. Тут требуется вспомнить о типах респондентов. Также герой может оказаться молчуном, которого следует разговорить. Важно также правильно выбрать место и время для беседы.

Внешняя подготовка касается непосредственно одежды журналиста, манеры его держаться. Даже неопрятная прическа и неухоженные ногти могут повлиять на ход беседы журналиста с героем. Неуместная одежда, которая может быть чересчур экстравагантной или не отвечающей требованию времени и стиля, может сослужить для журналиста плохую службу.

Вопросы журналиста можно разделить на основные и наводящие.

Классическое интервью в основном состоит из ответов и вопросов. Следует помнить, что в классическом интервью вопрос должен быть в три раза короче ответа.

«Таким образом, жанр интервью - это результат сотрудничества журналиста с собеседником. Интервью обладает особой силой убедительности, если сообщает факты и мнения, исходящие от авторитетного лица, чья компетентность и принципиальная позиция не вызывают сомнения. В этом смысле интервью

Понятие о жанрах журналистики. Информационные жанры играет немаловажную роль в формировании общественного мнения» [1, с. 51].

* * *

Пример эксклюзивного интервью.

Юрий Каштелюк,

Газета «Фокус», 19 августа 2009 г.

Из первых рук

Береке Енксбаева: «Наш бомонд стал ходить на премьеры»

Лауреат международных конкурсов, оперная певица Береке Енкебаева - обладательница лирико-драматического колоратурного сопрано, неординарного голоса с очень широким диапазоном. В канун предстоящего музыкального сезона корреспондент «Фокуса» побеседовал с певицей о том, могут ли современные композиторы обеспечить репертуар для такого амплуа, а также об отечественном классическом музыкальном искусстве, вообще.

  • - Береке, мне всегда было интересно, как определяется голосовой диапазон? Я слышал, что даже опытные исполнители не всегда могут с точностью сказать, какое у них амплуа, так ли это?
  • - Иногда должно пройти какое-то время, чтобы певец мог определиться с диапазоном, для этого нужно пробовать, исполнять различные по амплуа произведения, то есть тестировать, проверять свои голосовые возможности. Вообще, мой голос называется сопрано. Но что касается разграничений, диапазона, то у меня некоторое время были сомнения, пока я не попала на конкурс «Шабыт», где членом жюри являлся Ивано Константино - оперный певец, ученик Лучано Паваротти. После конкурса я подошла к нему и спросила: «Какой у меня голос?». Он послушал меня, а потом сказал: «У тебя верхи хорошие, низы хорошие, поэтому я твой голос назвал просто: лирико-драматическое колоратурное сопрано».

На том конкурсе я заняла первое место.

  • - Да уж, просто! Выговорить-то сложно, не то что запомнить. Кстати, хотелось бы спросить, сколько у нас в стране сопрано и есть ли между ними конкуренция?
  • - Сопрано у нас в стране порядком. Но я не могу сказать, что есть конкуренция. Каждый певец занял свою определенную нишу. Главное, это касается взаимоотношений исполнителей во всем мире - «не переступать через трупы», чтобы продвинуться по карьерной лестнице, стараться совершать поступки по совести.
  • - А как у вас с оперными композиторами обстоят дела, могут ли они обеспечить материалом, например, такие голоса, как ваш? В интервью нашей газете известный органист Габит Несипбаев говорил,

что в Казахстане в композиторы идут несостоявшиеся инструменталисты, можно ли с этим согласиться?

  • - Абсолютно с этим согласна. Современные отечественные оперы очень трудно исполнять - это нагромождение всевозможных звуков. И вообще, когда слушаешь произведения многих наших современных композиторов, создается впечатление какой-то белиберды. Если, например, композитор - бывший пианист, то огромное внимание уделяется роялю и забывается все остальное. Если это бывший духовик, - естественно, тому или иному духовому инструменту. Получается какая-то несуразица. Нет единой линии, нет мелодии.
  • -Извечный вопрос: что же тогда делать?
  • -Ядумаю, что для создания оперы композитору нужно созреть, иметь жизненный и творческий опыт, то есть подготовиться к этой работе, хорошо знать, что такое опера и что такое балет, написать так, чтобы певцам и артистам балета было удобно исполнять партии. И еще, нынешний композитор должен быть очень самобытным, так как и до него было создано многое из этих несчастных семи нот!
  • -Может быть, дело не только в авторе, но и в режиссере спектакля?
  • В любом случае в начале должно быть создано хорошее музыкальное произведение, чтобы режиссеру было с чем работать. Хотя это не моя прерогатива, выскажу мнение — нашим режиссерам нужно научиться чуточку смещать акценты, чтобы внести новизну. Вот за рубежом многие режиссеры-постановщики вроде бы от шаблонов не уходят, но у них шикарно получается смещать акценты, то есть находить скрытый смыл в уже хорошо известной постановке, и опера или балет начинают играть новыми красками. У нас же все зачастую делается шаблонно: вот сто лет назад написали, что герой должен пройти три шага - в наших постановках он и будет идти три шага, а ведь можно четыре или пять - ну я это, конечно, условно говорю...
  • -Давайте, если вы не против, поговорим о вас. Несколько лет назад вы завоевали вторую премию на Романсиаде в Москве - международном конкурсе исполнителей романсов. Говорят, московский зритель очень избалован, можно с этим согласиться?
  • -Да, вообще перед конкурсом ощущение было такое, что нас принимают не за представителей Казахстана, а за жителей, допустим, далекого Зимбабве...
  • - В чем это проявлялось? Не верили, что вы можете хорошо спеть романс?
  • Именно. Но вы знаете, после концерта, а я пела «Шелковый шнурок» Прозоровского, ко мне подошла очень пожилая женщина, московская интеллигентка, и сказала: «Я слышала этот романс в исполнении многих российских певиц, но только у тебя было правильное произношение, достойное

Понятие о жанрах журналистики. Информационные жанры русского романса». Это дорогого стоило! И, самое интересное, что зритель запомнил нас — конкурсантов из зарубежных стран, год спустя мы приезжали на «Романсиаду» уже в качестве лауреатов, давали концерты и видели в зале тех же самых поклонников романса, что приходили на наш конкурс.

  • - В Москве - зритель избалованный, это мы уже выяснили, а можно ли говорить об избалованности алматинского зрителя?
  • В общем-то, да. У нас ходят не на всю оперу, а на исполнителя. Если есть звезда, то и зал полон, если нет - то нет. И еще, что нас начинает роднить с Москвой, наш бомонд стал ходить на премьеры. То есть начал воспринимать театр как часть светской жизни, где можно показаться, продемонстрировать новые наряды и так далее. Собственно, так было и до революции, когда театр являлся частью светской жизни. Сейчас это возрождается.
  • - Вот еще, о чем не могу не спросить. Помимо сольной карьеры, вы солируете в Центральном военном оркестре Минобороны. Часто по воинским частям приходится ездить?
  • - Да, у нас в оркестре самый разнообразный репертуар, от классики и народных песен до джаза. Мы поднимаем уровень солдат, по сути, еще детей: слушая музыку, они задумываются о том, что жизнь состоит не только из команд: направо или налево...
  • * * *

Интервью компактное, обладает лаконичностью. Особенно точны и ясны вопросы журналиста. Героиня интервью тоже немногословна Охвачены многие проблемы, касающиеся музыкального мира. Дана полная информация. Язык и стиль интервью отвечают всем требованиям жанра.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >