Введение Содержание

«Литература - это способ говорить «нет» окружающему миру» Иосиф Бродский[1]

«Те, кто знает только Англию, Англии не знают» Киплинг

23 ноября 2012 года мыслящая Россия простилась с замечательным писателем, талантливым организатором литературного процесса, выдающимся гражданином страны Борисом Стругацким (далее БНС). По горячим следам самый интеллектуальный телеканал России - «Культура» - посвятил ему почти весь дневной выпуск новостей (15-40 - 15-50). Приятный женский голос ведущей, краткое, но емкое описание творческой жизни ушедшего, подбор очень достойных людей, пожелавших сказать последнее прости патриарху научной фантастики - всё это почти сделало передачу максимально возможно хорошим прощанием. Почти, если бы передача не имела одной из своих начальных фраз утверждение, что свою первую повесть «Страна багровых туч» братья Стругацкие написали на спор на бутылку шампанского.

Любопытно было бы узнать, чем такой «оживляж» делал передачу про БНС более интересной, почему вместо «шампанского» не поставили, например, еще одну фразу о формировании замечательного тандема фантастов? Или об участии старшего брата в Великой отечественной войне? Или поподробнее не презентовали любимое детище БНС последних лет - журнал «Полдень. XXI век»?

Составитель текста передачи мог не придавать значения повести «Хищные вещи века» (далее ХВВ) в профилактике

наркомании в нашей стране,[2] не обратить внимание на информацию о выставке 11 сентября 2010 года в музее Е.А.Боратынского в Казани, где специальный уголок был посвящен ХВВ, и уж, конечно, не мог знать о телеграфных по стилю, но удивительно доброжелательных отзывах по электронной почте, которыми автору данной монографии отвечал БНС на «электронные отчеты» об использовании ХВВ в профилактике наркотизации.

Однако про бутылку шампанского можно прочитать и без помощи профилактических мероприятий Международной независимой ассоциации трезвости (далее МН АТ). Достаточно было открыть недавнюю книгу самого БНС: «В соответствии со сложившейся уже легендой АБС придумали и начали писать „Страну багровых туч“ на спор — поспорили в начале 1955-го (или в конце 1954-го) на бутылку шампузы с Ленкой, женой АН, а поспорив, тут же сели, всё придумали и принялись писать. На самом деле „Страна44 задумана была давно. Идея повести о трагической экспедиции на беспощадную планету Венера возникла у АН, видимо, во второй половине 1951 года. Я смутно помню наши разговоры на эту тему и совершенно не способен установить сколько-нибудь точную дату. Подавляющее большинство писем БН того периода утрачено, но большинство писем АН, слава богу, сохранилось, так что некий хронологический пунктир проследить все-таки можно».

Итак, БНС не может вспомнить точную дату (да и кто с точностью до дня способен вспомнить все события из личной жизни полувековой давности?), но уверен, что книга «Страна багровых туч» задумана была на несколько лет раньше («задумана была давно») истории с «шампузой» и приводит к тому некоторые документальные доказательства.

Как это не грустно, прощание с великим писателем еще чуть-чуть укрепило Пронаркотическое культурное поле (далее ПКП) в России!

А что же это за явление, заставляющее даже при прощании с искренне любимым и дорогим человеком приписать его жизни

большую роль алкоголя, чем это было на самом деле? Оно и составит центральную проблему нашего исследования.

ПКП - это логическая абстракция, составляющая проалкогольную смысловую нагрузку как шедевров, так и произведений массовой культуры. Однако ПКП не является чисто логической конструкцией. ПКП реально существует, воспроизводится, имеет тенденцию к расширению. Проалкогольная система ценностей выражается в проалкогольном поведении, в следовании алкогольным ритуалам. Внешне ПКП украшает себя проалкогольными символами. Каждое следующее поколение воспринимает алкогольные обычаи именно благодаря ПКП. Никто не начинает пить спиртное, чтобы сделаться завсегдатаем наркологических стационаров (подобно тому, как никто не начинает курить, чтоб равномерно вымазать свои легкие табачным дегтем). Именно ПКП делает привлекательным проалкогольные поступки, готовит человека к физиологическим актам потребления тех или иных психоактивных застеноквеществ. Люди, как правило, замечают воздействие на них рекламы. Последняя изображает в привлекательных красках свойства товара - вина или табака. ПКП тонко формирует у наших сограждан представление о допустимости и безвредности употребления алкогольных изделий, а также о целесообразности их применения в повседневном быту и при социально значимых актах.[3]

В соответствии с данным взглядом, представления о нормальности алкоголепотребления не являются изначально заданным, а определенным социальным конструктом, имевшим начальные даты формирования, окончательного оформления, а также перспективы дальнейшего исчезновения. На направление поиска повлиял «отец отечественной девиантологии» Я.И.Гилинский, установивший: «наркотизм как социальное явление, выражающееся в потреблении некоторой частью населения наркотических и токсических средств и в соответствующих последствиях, классический пример искусственного социального конструкта»? Возможность становления поведенческой нормы как искусственного

социального конструкта подтверждается рецепцией важной эпохи

- 9

мировой истории как социального проекта.

На пути объективного изучения процессов становления ПКП и механизмов его демонтажа находятся многочисленные пронаркотические построения.

Полон противоестественного самолюбования текст в Интернете «Энциклопедия русской души», на котором стоит имя известного российского писателя Виктора Ерофеева:

«Нормальное состояние русского - пьяное. Пьянство ему идет. Неуклюжесть становится шиком. Косноязычие - поэмой. Песни -гимнами. Оборванство - жизненным стилем. Стоит русскому стать пьяным, как он приобретает черты неземной элегантности. Если присмотреться к фотографиям пьяных баб, которые вывешиваются на витрине перед вытрезвителем, поражаешься силе чувств, отразившихся в телах и лицах. Призывный распад плоти стоит работы могильных червей. Это посильнее Микеланджело. Это очищенное видение судного дня. Есть ангелы, под видом алкоголиков их сюда засылает Бог проверить, кто есть кто. Проверка водкой - русский Страшный суд... Что было раньше: Россия или водка? Вопрос теологически некорректен. Потому в России нет и не должно быть культуры пьянства, что есть метафизика, презирающая латинское отношение к вину, баварские пивные выкрутасы, но ценящая строгий набор ритуальных предметов: стакан, пол-литра, огурец.

Русский выпрямляется, расправляет плечи, если он православный, то крестится, и, став благообразным, как никогда, он выпивает...

Русский болезненно уходит в ненормальную категорию трезвости, и этот уход зовется похмельем». [4]

К сожалению, самые серьезные исследователи отдают дань подобным представлениям, «...неизбежный спутник русского человека - вино...», - пишет между делом, как нечто само собой разумеющееся, автор замечательного исследования по истории российского XVIII века.

Исследовательская работа автора данной монографии, а также его практическая работа по внедрению элементов безалкогольной культуры опиралась на представления Йохана Хейзинги, согласно которым «...человеческая культура возникает и разворачивается в игре, как игра».[5] Теория Й.Хейзинги способствовала осмыслению явлений культуры в аспектах свободы и удовольствия, а не только как предмет лоббирования противоборствующими сторонами, что часто отражено в публицистике.

Структурировал направление изучения культуры подход Ю.М.Лотмана: «Элементы поведения образуют иерархию: жест-поступок-поведенческий текст. Последний следует понимать как законченную цепь осмысленных поступков, заключенных между намерением и результатом». Однако последующим векам поведенческий текст раскрывается, в первую очередь, через текст литературный, поэтому первостепенное значение в качестве источников имеют для данного исследования памятники изящной словесности: поэтические, прозаические, драматические.

Согласно Ю.М.Лотману, «Всякий текст культуры принципиально неоднороден». Поэтому методы изучения различных периодов для достижения адекватного отражения процессов должны быть неоднородны. В основе изучения истоков российской культуры лежит изучение письменных текстов, советский период нельзя осмыслить без привлечения киноискусства и связанной с ним межжанровой трансформации. В новейший период исключительно важной частью культуры становится Интернет.

Идеал рассмотрения - анализ всего корпуса источников (письменных, материальных) оказывается недостижим. Теоретически ЛЮБОЙ источник любого типа любой эпохи имеет отношение к интересующей нас теме - упомянуты там ПАВ или нет. Отсутствие информации в источнике о ПАВ делает тем боле необходимым изучение: в чем его причина - отсутствие потребления ПАВ в реальной жизни или отказ от его описания (в силу приземленности сюжета, необходимости замолчать «негатив» и т.п.). Как отмечают

отечественные исследователи скандинавских хроник, «Если никакой распри не происходило, то считалось, что ничего не происходит и описывать нечего». [6]Однако бесконечно расширяющийся круг источников не может никогда быть полностью выявленным и глубоко осмысленным. Поэтому выделены по преимуществу, следующие группы источников:

A) письменные

А1) сочинения историков изучаемой эпохи («Повесть временных лет», «История о великом князе Московском» А.Курбского);

А2) религиозные документы (Библия, публицистика протопопа Аввакума);

АЗ) публицистика (произведения Л.Н.Толстого, М.М.Щербатова);

А4) литературные произведения (пьесы Н.В.Гоголя, А.Н.Островского, басни И.А.Крылова, поэзия Г.Р.Державина, романы М.Ю.Лермонтова, Л.Н.Толстого);

А5) речи политических деятелей (А.А.Жданова, И.В.Сталина);

А6) мемуарная литература (А.П.Керн, И.Е.Репина);

А7) описание странствий («Хожение за три моря» А.Никитина, «Путешествие из Петербурга в Москву А.Н.Радищева).

Б) изобразительных

Б1) картины (К.П.Брюллова, А.Н.Иванова, П.В.Федотова, С.В.Герасимова и др.),

Б2) фрески (Дионисия);

БЗ) иконы (Феофана Грека, Андрея Рублева);

Б4) лубок XVIII века;

B) археологических (турий рог из Черной могилы)

  • Г) музыкальных;
  • Д) произведений киноискусства;
  • Е) материалов электронных СМИ.

Взгляд сверху, через произведения высокой культуры, объясняется тем, что на длительной исторической дистанции именно литература, живопись и другие виды искусства оказываются наиболее прочными хранителями традиции. О формах алкогольных обычаев (застолья) первых веков Киевской Руси приходится только гадать, символика той эпохи (Турий рог из Черной могилы) подвергается порой прямо противоположенной интерпретации, а письменные произведения той эпохи («Слово о полку Игореве», «Повесть

временных лет») существуют как актуальные тексты и оказывают влияние на представления и поведение россиян. Аналогичную роль играют и произведения изобразительного искусства в духовной жизни россиян и, соответственно, в данном исследовании.

Всепожирающее время оказывается милостиво к отдельным авторам, которые составляют вершины духа, которые оказываются видны и служат ориентирами через много поколений. Именно нескольким таким фигурам и явлениям уделяется больше внимания, чем остальным. Одни из них не требуют основания для этого выделения: «Слово о полку Игореве», «Повесть временных лет», Андрей Рублев, Иван Грозный и Андрей Курбский, Г.Р.Державин, А.С.Пушкин для первой половины XIX века, Л.Н.Толстой для второй половины XIX века, М.А.Булгаков для первых десятилетий Советской власти, братья Стругацкие для позднего социализма. Выделение других произведений и персон не столь очевидно, поэтому в тексте соответствующих глав проговаривается значение повести «Бедная Лиза» для конца XVIII века и фандоринского цикла Б.Акунина для начала XXI века.

Первым историком алкогольной проблемы в России, в том числе, ее культурных аспектов стал И.Г.Прыжов.[7] Главная заслуга его фундаментального исследования заключалась в доказательстве исторического характера форм алкоголепотребления в России.

Следующим этапом осмысления проблемы явилось исследование Д.Н.Бородина. Он обобщил развитие проблемы во второй половине XIX - начале XX вв., в том числе линый опыт редактирования журнала «Трезвость и бережливость».

Ближайшими предшественниками в изучении темы являлись исследования Г.Я.Юзефовича и С.Н.Шевердина.

Теоретико-правовые основы возникновения антиалкогольного законодательства в России и за рубежом изучены Н.П.Жировым, Кирющенко А.Г. и Ф.Н.Петровой.

В 90-е - нулевые годы выдающийся вклад в изучение диалектики проалкогольной и безалкогольной традиции конца XIX - начала XX внес томский историк А.Л.Афанасьев,[8] чьи труды не только раскрыли многие детали трезвеннической субкультуры дореволюционной эпохи, но и способствовали возрождению в современном Татарстане весенних праздников трезвости.

Исторические аспекты работы освещены в различных публицистических работах. Проалкогольная точка зрения представлена как наборами изящных очерков, так и сборниками текстов и изображений, воспевающих спиртное. Многочисленный фактический материал о влиянии алкоголя на личность деятелей культуры, в первую очередь писателей, киноактеров и деятелей шоу-бизнеса, и об их социальной ответственности собран публицистом (?) Е.Г.Батраковым (Абакан). «Культуразм люциферовых слуг» (1999 год и далее). Автор решительно критикует проалкогольные симпатии «властителей дум», например, вторая глава первой части называется «Культура, как скопище безумцев и извращенцев».

Наиболее полное на настоящее время освещение проблемы содержат книги И.В.Курукина и Е.А.Никулиной, посвященные w w w 25

отечественной питеинои политики и традициям.

Методологически важным и фактологически насыщенным является очерк швейцарских ученых С.Марголиной и С.Ласковски.[9]

Региональный аспект проблемы освящен в фундаментальных работах казанского краеведа И.Е.Алексеева.

Отличием предлагаемого вниманию читателя исследования от предшественников является концентрация преимущественно на духовной сфере без детального рассмотрения медицинских, экономических и юридических механизмов алкогольной проблемы. Если предыдущие обращения к теме акцентировали внимание на либо проалкогольных, либо на антиалкогольных элементах в культуре, то данное исследование вводит в оборот существенный новый пласт -зоны культуры, свободные о ПАВ, что позволяет устранить невольные исследовательские перекосы.

Опорой для исследования послужили также фундаментальные работы по политической, этнической, религиозной и др. истории Е.В. Анисимова, Л.Н.Гумилева, К.А.Залесского, Н.И.Павленко, С.Б.Рассадина, Б.А.Рыбакова, Б.М.Сарнова и многих других отечественных ученых.

Наиболее тщательной проработкой проблем субкультур в доиндустриальный период развития России отличается фундаментальное исследование Н.А.Хренова и К.Б.Соколова. Разработанная ими типология охватывает двадцать одну

субкультуру.[10] Шестнадцатая по счету вполне может включать в себя трезвеннические субкультуры.

Как и в предыдущем нашем исследовании большое внимание уделено серии книг «Жизнь замечательных людей» (далее ЖЗЛ), самой авторитетной биографической серии в России. Интерпретация произведений культуры и деталей жизни их авторов, отраженные в ЖЗЛ, оказывает значительно большее влияние на образ жизни людей по сравнению с прочими изданиями. Опыт ЖЗЛ повлиял на долгосрочный профилактический проект в Татарстане нулевых годов: серию биографических буклетов «Делать жизнь с кого?» (см. ниже).

С точки зрения взаимодействия проалкогольной культуры и безалкогольной субкультуры заслуживает большого внимания концепция Л.Н.Гумилева, что история России - это история не одного, а двух этносов. Пока, на настоящее время не обнаружено кардинальных перемен в типе алкоголепотребления при переходе от древнерусского к российскому этносу. В широком смысле понятие «российский» применялось как к собственно к российскому периоду, так и к духовным явлениям Древней Руси.

В рамках российской культуры в широком смысле слова рассматривается деятельность таких выдающихся мастеров, как украинец Н.В.Гоголь, грузины Б.Акунин и Н.Пиросмани, хакас Н.Ф.Катанов и др.

Утверждение алкоголя в российской культуре рассматривалось в контексте отношения к другим ПАВ, в первую очередь к табаку. Как установили современные ученые, «...две убийственные эпидемии -табачная и алкогольная - в России имеют взаимно усиливающий, воспроизводящий характер. ... Табачный и алкогольный бизнес поддерживают друг друга, учатся друг у друга интриговать и побеждать, зарабатывать».[11]

Специфика педагогической деятельности обусловила концентрация внимания автора на конфликтологическом аспекте проблемы, в первую очередь на механизмах противоборства проалкогольной и антиалкогольной традиций.

Исторически и логически формированию ПКП в русской культуре предшествовало его формирование в культуре европейской.

Поэтому первым этапом исследования проблемы стало изучение формирования ПКП в Европе. В дальнейшем активно использовался сравнительный метод, сопоставлялись особенности ПКП в Европе и в России, что отражено во всех разделах настоящего издания.

Впервые в истории изучения алкогольных элементов культуры производится сопоставление различных вариантов переводов («Слова о полку Игореве»), художественных и повествовательных текстов («Бедная Лиза» и «Письма русского путешественника» Н.М.Карамзина, текст пьесы «Клоп» и критической статьи о ней В.В.Маяковского и т.п.).

Существенным источником информации стало анкетирование (Приложение 2) и несколько устных опросов, проведенных в разное время в Республике Татарстан.

При всем стремлении автора к полноте охвата источников и литературы, безбрежное море первых и вторых обусловило мозаичность картины, что, надеемся, не осложнит восприятие материала читателем, привычного к современным постмодернистским по духу исследованиям.

Глава первая. Истоки конфликта проалкогольной культуры и безалкогольной субкультуры.

  • [1] См. Интервью с Джоном Коппером, сентябрь 2009. В кн.: Полухина В. Иосиф Бродский глазами современников (2006-2009). - СПб, журнал «Звезда», 2010. - С. 185. 2 Ливергант А. Я. Киплинг. - М.: Молодая гвардия, 2011. - С. 103. 3 Это единственный из центральных каналов, чьи информационные передачи смотрит автор данной монографии. Весьма вероятно, что данная история имела место и на других, куда менее изысканных телевизионных каналах.
  • [2] Салагаев А.Л. Социальные девиации в молодежной среде: конфликте логический подход. Учебное пособие в 2-х частях. Ч. 2 / А.Л.Салагаев, В.М. Ловчев. - Казань: КНИТУ, 2011. - С. 101. 2 Стругацкий Б.Н. Комментарии к пройденному. - СПб.: Афора, 2003. - С. 28. 3 Стругацкий Б.Н. Комментарии к пройденному. — С. 28-29.
  • [3] Ловчев В.М. Алкоголь в европейской культуре. - М.: КДУ, 2012. - С. 15-16. 2 Гилинский Я.И. Конструирование наркотизма. В кн.: Конструирование девиантности / Монография. Составитель Я.И.Гилинский. - СПб: Издательство ДЕАН, 2011. - С.170. Выделено Я.И.Гилинским.
  • [4] Чиглинцев Е.А. Рецепция античности в культуре конца XIX - начала XXI вв. - Казань: Изд-во Казан, гос. Ун-та, 2009. - С.29-67. 2 Ерофеев В. Энциклопедия русской души http://lib.ru/EROFEEW_WI/encyclopedia.txt_with-big-pictures.html 3 Анисимов Е.В. Русский застенок. Тайны Тайной канцелярии. - М.: Центрполиграф, 2010. - С. 99.
  • [5] Хейзинга Й. Homo ludens. Человек играющий. - СПб: Издательский Дом «Азбука-классика», 2007. - С. 15. 2 Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (XVIII - начало XIX века). - СПб: «Искусство-СПб», 2002. - С. 343. 3 Лотман Ю.М. Семиосфера. - СПб: «Искусство-СПб», 2002. - С. 241.
  • [6] Цит. по Лотман Ю.М. Семиосфера. - С.336.
  • [7] Прыжов И.Г. История кабаков в России в связи с историей русского народа. - М.: Дружба народов, 1992. - 381с. 2 Оно было столь плодотворным, что было перепечатано даже в совсем нетрезвые 90-е годы: Бородин Д.Н. Кабак и его прошлое. / История винопития. Бахус. - СПб.: Фирма «БРАСК», 1994. - С. 87-188. 3 Юзефович Г.Я., Соколова В.Н. «Пленники Вакха». - Хабаровск : Хабар.кн. изд-во, 1985. - 207 с. 4 Шевердин С.Н. Человек. Общество. Алкоголь. - Горький, 1973. 5
  • [8] Жиров Н.П., Петрова Ф.Н. Антиалкогольное законодательство Российской империи: исторический опыт формирования. - СПб: Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. - 170с. Кирющенко А.Г., Петрова Ф.Н. Антиалкогольная правовая политика и антиалкогольное законодательство Советского государства: уроки истории и пути совершенствования. - СПб: Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. - 157с. 2 Результаты многолетних исследований обобщены им в книге: Афанасьев А.Л. Трезвенное движение в России в период мирного развития. 1907-1914 годы: опыт оздоровления общества. - Томск: ТУСУР, 2007. - 196с. 3 Например, Евтушенко А.Г. Поклон домашнему вину / А.Г.Евтушенко. -Волгоград: ИПК «Царицын», 1994. - 512 с. 4 Примером такой «хрестоматии» может служить издание: Ода Бахусу. Сборник: Стихи, проза. - М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. - 368с 5 Первоначально опубликовано в трезвеннической прессе России (газетах "Оптималист", "Подспорье" и др.). Любезно присланный Е.Батраковым электронный вариант текста, включающий как саму работу, так и ответ критикам, содержит ныне около мегабайта информации. 6 Курукин И.В., Никулина Е.А. «Государево кабацкое дело». Очерки питейной политики и традиций в России. - М.: Молодая гвардия, 2005. -
  • [9] Margolina S., Laskowski S. Wodka. - Zuerich: Vontobel-Stiftung, 2004. - 81 S. 2 Алексеев И.Е. «Во имя Христа и во славу Государеву (история «Казанского общества трезвости» и Казанского отдела «Русского Собрания» в кратких очерках, документах и комментариях к ним)». Часть 1. Казань, 2003. - 304 с. Большой фактический материал по интересующей нас теме содержится также в сборниках Алексеев И.Е. На страже империи. Выпуски 1 -4. - Казань, 2006-2011. 3 Отсутствие третьего пласта являлось предпосылкой для перекосов в сторону взаимоисключающих выводов: русские всегда пили много алкогольных или изделий или русские всегда боролись с пьянкой (вариант: боролись за трезвость). 4 Хренов Н.А., Соколов К.Б. Художественная жизнь императорской России (субкультуры, картины мира, ментальность). - СПБ.: Алетейя, 2001. - 816с.
  • [10] Хренов Н.А., Соколов К.Б. Художественная жизнь императорской России (субкультуры, картины мира, ментальность). - С.65-66. 2 «субкультуры как духовные образования, объединяющие приверженцев определенных идей (масоны, еретики, вольтерьянцы, любомудры, славянофилы, западники и т.д.)» (Хренов Н.А., Соколов К.Б. Художественная жизнь императорской России (субкультуры, картины мира, ментальность). -С. 66). 3 См. обоснование: Ловчев В.М. Алкоголь в европейской культуре. - М.: КДУ, 2012.-С. 19. 4 Спрос на данные биографии столь велик, что у серии появились «младшие сестры»: в нулевые годы - «Жизнь замечательных людей. Биография продолжается ...», в начале десятых годов - «Жизнь замечательных людей. Малая серия». Покупателей не отпугивают цены на серию ЖЗЛ, достигающие порой астрономических высот. 1050 рублей гласит ценник на книге: Сараскина Л.И. Александр Солженицын. - М.: Молодая гвардия, 2008. - 935с. 5 „ „ «...ключевым периодом для понимания отечественной исторической судьбы являются три века: XIII, XIV и XV, когда русская действительность формировалась как результат интерференции (наложения) двух разных процессов этногенеза. Финальная фаза этногенеза Киевской Руси сочеталась с начальным, инкубационным периодом будущей России» (Гумилев Л.Н. От Руси до России. Поиски вымышленного царства. - М.: Вече, 2009. - С. 158).
  • [11] Дёмин А.К., Дёмина И.А., Дёмин А.А., Дёмин А.А., Дёмина И.А. Россия: дело табак. Расследование массового убийства. Первое специальное независимое расследование социально опасного бизнеса в национальных интересах: малоизвестные факты, анализ, рекомендации. Москва: Российская ассоциация общественного здоровья, 2012. - С. 169. 2 Россия с первых веков своего существования развивается в рамках европейского типа алкоголепотребления. Данный термин употребляться по отношению к странам и народам к Западу от Киевской Руси (Российской империи, СССР и ныне стран СНГ).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >