Принцип свободных выборов в реализации пассивного избирательного права в России

Прямое закрепление свободного участия граждан Российской Федерации в выборах получило в ч. 3 ст. 3 Федерального закона № 67-ФЗ. Проблема свободы участия в выборах была актуальной для науки конституционного права еще в дореволюционный период истории России. Так, Б.Н. Чичерин отмечал, что если демократическая школа в конституционном праве рассматривает выборное начало как права каждого свободного лица на участие в общих делах и в качестве основания власти полагает личную волю каждого человека, то авторы «охранительного направления» видят здесь не столько право, сколько обязанность, которую граждане должны выполнять для общественной пользы.

«Охранительное направление» в трактовке в соотношении свободы и обязанности в рамках избирательного законодательства сохранилось в науке и законодательстве ряда зарубежных стран, закрепляющих обязанность граждан на участие в выборах представительных учреждений (Австрия, Греция, Турция и т.д.). Административное и уголовное законодательство этих стран устанавливают юридическую ответственность за неучастие в выборах. Установление обязанности граждан участвовать в выборах преследует цель борьбы с абсентеизмом.

По мнению Б.Н. Чичерина, подобное различие взглядов «проистекает из того, что выборное право имеет две стороны. Как само представительство, оно является вместе и выражением свободы, и органом власти. Но начало свободы здесь преобладает; в этом отношении демократическая школа вернее смотрит на дело. Выборное право, прежде всего, есть право; оно дается гражданину не как должностному лицу, а как члену общества, дабы он мог приводить свои мнения, защищать свои интересы. Но источник всякого права есть свобода. Право есть именно определенная законом свобода или возможность действовать». Таким образом, выборное право тождественно политической свободе или свободе граждан как членов государства.

Именно такая трактовка принципа свободного участия граждан в выборах характерна для современной науки конституционного права и российского законодательства. По мнению Г.Н. Андреевой и И.Н. Старостиной «свободное участие в выборах означает, что сам гражданин решает, принимать ему участие в выборах или нет. Эта трактовка принципа свободы выборов производна от либеральных идей устройства общества как реализации идеи свободы. С либеральной точки зрения свобода является определяющим принципом во всех сферах жизни общества, в том числе и в сфере избирательного права: никто не может быть принужден к участию в выборах в свободном обществе».

Конституционной основой принципа свободных выборов является право каждого на свободу мысли и слова (ч. 1 ст. 29 Конституции Российской Федерации).

Право обладателя пассивного избирательного права на свободу мысли и слова предполагает: право беспрепятственно придерживаться своих мнений и убеждений и право на свободный отказ от них; право на свободное выражение своих мнений и убеждений; право на общение в устной или письменной форме, включая право воздержаться от общения; право на свободный выбор языка общения. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений.

Каковы роль и место свободы слова в реализации принципа свободных выборов? Для определения места свободы слова важны слова Б. Чичерина, который писал, что «свобода мысли и слова, без сомнения, составляет одно из драгоценнейших достояний человечества. Без нее нет настоящего умственного развития, и те правительства, которые ее подавляют, действуют во вред духовной жизни народа и подрывают собственную силу».

С.А. Муромцев, один из основателей и лидеров партии кадетов в марте 1880 г. писал: «В обществе есть запас самостоятельных суждений, стремящихся к свободному выражению. Чем сильнее будут отменять это законное стремление, тем скорее оно бросится по пути незаконному; и чем резче обнаружится несоответствие между стремлениями общества и образом действий власти, тем распространеннее и ярче станут формы незаконного протеста. Помимо того никакие репрессалии не в состоянии убить свободного развития мысли».

Итак, в демократических обществах свобода слова существует не потому, что эта высшая ценность, или это право имеет абсолютный характер, а потому что без нее нельзя обеспечить выживаемость и экспансию этого общества. «Свободно выраженную мысль государству легче контролировать, чем мысль невысказываемую».

Свобода политической дискуссии составляет стержень избирательной кампании. Соответственно, границы приемлемой критики, направленной против политического деятеля как такового, шире, чем для критики в адрес частного лица. В отличие от последнего первый неизбежно и сознательно ставит себя в такое положение, при котором каждое сказанное им слово и каждое его действие становятся предметом самого тщательного изучения как журналистом, так и широкой общественностью. Европейский суд указал, что любая информация и мнение, которое имеют отношение к выборам и распространяется во время избирательной кампании, должны рассматриваться как часть дебатов по вопросам, интересующим общественность. При этом в соответствии с прецедентной практикой Европейского суда для оправдания ограничения «политической речи» требуются очень веские причины.

Неразрывная связь свободных выборов и свободы слова неоднократно подчеркивалась в правовых позициях Европейского Суда по правам человека. В частности, в Постановлении от 19 февраля 1998 г. по делу «Боуман против

Соединенного Королевства» отмечено следующее: право на свободу слова, гарантированное ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, необходимо рассматривать в свете права на свободные выборы; свободные выборы и свобода слова, в особенности свобода политической дискуссии, образуют основу любой демократической системы; оба права взаимосвязаны и укрепляют друг друга, поэтому особенно важно, чтобы в период, предшествующий выборам, всякого рода информация и мнения циркулировали свободно; однако при некоторых обстоятельствах эти два права, цель которых — обеспечить свободное выражение мнения народа при избрании законодательной власти, могут вступить в конфликт, и тогда может быть сочтено необходимым введение до или во время проведения выборов определенных ограничений свободы слова, которые неприемлемы в обычных условиях; устанавливая равновесие между этими двумя правами, государства — участники Конвенции достаточно свободны в своем усмотрении, как и во всем, что связано с организацией избирательной системы.

Таким образом, если свобода мысли в соответствии со ст. 9 Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод имеет абсолютный характер и не подлежит каким-либо ограничениям, то свобода слова не является абсолютным правом, не подлежащим никаким ограничениям.

Важной проблемой реализации пассивного избирательного права является соотношение свободы мысли и слова кандидата в депутаты, на выборную государственную, муниципальную должность с политкорректностью и толерантностью, свободой высказывать мнения, для кого-либо неприятные, но важные.

Анализ практики Европейского суда показывает, что оценочные суждения, выражаемые в сфере политической жизни, пользуются особой защитой, что является необходимым условием плюрализма мнений, столь важного для существования демократического общества. Мнения, выраженные в резкой или несколько утрированной форме, тоже пользуются защитой. Степень защиты зависит от контекста, в котором они употреблены, и от той цели, которую преследует критика. В вопросах касающихся политической борьбы или представляющих общественный интерес, в ходе политических дебатов, предвыборных кампаний, резкие критические замечания не являются неожиданностью.

Из практики Европейского суда по правам человека можно вывести принцип, очень важный для России: оценочное суждение не следует рассматривать как клевету, если оно основывается на фактах, пересказанных достаточно точно и добросовестно, и, если цель его не состоит в том, чтобы внушить ложные представления, даже если такие представления могут возникнуть. Изложенное позволяет поставить под сомнение конституционность предписания ч. 2 ст. 48 Федерального закона № 67-ФЗ об отнесении к агитации «описание возможных последствий» журналистом для общества прихода к власти определенного кандидата или политической партии в период избирательной кампании. Такие действия журналиста чреваты административной ответственностью. Данное предписание ч. 2 ст. 48 вышеуказанного закона не согласуется с толкованием ст. 10 Европейской Конвенции о правах и свободах. В решении Европейского суда по Лингене против Австрии 1986 г. сказано: «Свобода слова охватывает не только “информацию” или “идеи”, которые встречаются благосклонно или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и такие, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет “демократического общества”. Эти принципы приобретают особое значение в том, что касается прессы. Необходимо проводить тщательное расследование между фактами и оценочными суждениями». Суд отметил, что журналисты могут быть привлечены к ответственности за распространение недостоверных сведений, если не смогут доказать истинность своих суждений. В отношении оценочных суждений выполнить это требование невозможно, и оно нарушает саму свободу выражения мнений, которая является основополагающей частью права, гарантированного ст. 10 Конвенции.

Данная ситуация актуальна и для обладателей пассивного избирательного права на выборах. Если в ходе выборов не обеспечена свобода политической дискуссии, не созданы надлежащие условия для свободного обмена мнениями, в котором участвуют не только кандидаты, их представители или представители избирательных объединений, но и граждане, журналисты, такие выборы нельзя признать свободными, а образованные в результате их проведения органы — легитимными.

К числу важнейших условий подлинно свободных выборов относится информация, обеспечивающая избирателю реальную возможность выбора одного из нескольких кандидатов посредством свободного волеизъявления. Конституция России в ч. 4 ст. 29 закрепляет право каждого, в том числе и обладателя пассивного избирательного права, свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.

Свободные выборы предполагают честные сведения о каждом кандидате. Избиратели должны лучше знать кандидатов. Кроме того, что особенно важно подчеркнуть, при подлинных выборах обеспечивается свободный доступ избирателей, кандидатов, политических партий (коалиций) к средствам массовой информации и телекоммуникациям (п. 3 ст. 9 Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах-участниках Содружества Независимых Государств, Кишинев, 7 октября 2002 г.).

В результате каждый обладатель пассивного избирательного права на выборах в ходе избирательной кампании свободен реализовывать свое право на поиск, получение, передачу и распространение информации в любых формах и из любых источников в пределах, установленных законодательством Российской Федерации. Единственное и неоспоримое качество информации по ее содержанию — объективность и достоверность, т.е. информация должна быть заведомо не искаженная и соответствующая истине. Это требование к содержанию информации носит универсальный характер, а потому не только не находится в противоречии, а наоборот, сопутствует подлинно свободным выборам, способствуя их реализации.

Принцип свободных выборов применительно к содержанию и реализации пассивного избирательного права предполагает конкуренцию предвыборных программ кандидатов и избирательных объединений, изложенных в них идей. К сожалению, российские избиратели редко читают предвыборные программы кандидатов и избирательных объединений, и тем более не анализируют их содержание. В выборе кандидата они руководствуются личными симпатиями, харизмой, присущей тому или иному претенденту на выборную должность. Только реальная конкуренция идей, а не симпатий, при избрании кандидатов в депутаты и на выборные государственные, муниципальные должности позволит впоследствии через институты представительной демократии успешно решить стоящие перед российским государством, субъектами Федерации, муниципальными образованиями задачи. Это возможно при наличии избирателей, обладающих политической и правовой культурой, а также гражданственностью.

К нарушениям принципа свободы участия в выборах является подкуп кандидата в депутаты на выборные государственные и муниципальные должности с целью заставить снять свою кандидатуру на выборах или под предлогом финансирования избирательной кампании впоследствии (после избрания на выборную должность) получить определенные материальные и организационные преференции. Избранные на такой основе кандидаты будут защищать не интересы своих избирателей, а обладателей толстых кошельков, из которых была оплачена их избирательная кампания.

Свободные выборы возможны при наличии самостоятельных, независимых избирательных комиссий. Закрепленный Федеральным законом № 67-ФЗ в 2002 г. порядок формирования избирательных комиссий усилил вертикальные связи в системе избирательных комиссий, однако не настолько, чтобы кардинально изменить ситуацию, при которой комиссии в большей степени связаны с местной властью, а не с вышестоящей инстанцией. Зависимость избиратель ных комиссий от исполнительных органов государственной власти и местного самоуправления намного сильнее вертикальных связей между избирательными комиссиями различных уровней.

Кроме того, по мнению члена ЦИК РФ Е.И. Колюшина «объективные процессы партизации выборов поставили вопрос об обеспечении самостоятельности членов избирательных комиссий по отношению к политической партии, имеющей большинство в составе государственных органов, формирующих и определяющих параметры деятельности комиссий; требует защиты коллегиальности в деятельности комиссий, который имеет тенденцию к деградации; ослаблена защита трудовых прав членов избирательных комиссий, работающих в них на непостоянной основе; права и обязанности избирательных комиссий организовывать и проводить выборы должны быть защищены от вмешательства под различными предлогами государственных органов и должностных лиц. Речь идет о вмешательстве и подмене деятельности избирательных комиссий под видом содействия их работе, о подчинении организации выборов функциям по обеспечению безопасности и охраны общественного порядка, о контроле правомерной деятельности комиссий и их членов».

Итак, выборы могут считаться свободными, только если гражданам реально гарантированы право на получение и распространение информации и свобода выражения мнений. Законодатель, обеспечивая указанные права, обязан соблюдать баланс конституционно защищаемых ценностей — права на свободные выборы и свободы слова и информации, не допуская при этом неравенства и несоразмерных ограничений (ст. 19 и 55 Конституции Российской Федерации, п. 2 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, п. 3 ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >