Философия и религия

Тертуллиан — предс тавитель ранней, доникейской патристики. Во времена ранней Римской империи возникла новая религия — христианство. В основе отношения христианства и философии лежит целая гамма суждений апостола Павла о том, что «умствования мудрецов... суетны» (1 Кор. 3, 20), что мудрые лукавы — «уловляет мудрых в лукавстве их» (1 Кор. 3, 19), потому что «мир своею мудростью не познал Бога» (1 Кор. 3, 19). Эти суждения ориентируют на отрицательное о тношение христианства к философии как «мудрости мира сего». Павел прямо высказывается против философии так: «Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею» (Кор. 2, 8).

Однако, поскольку в рядах христиан со временем оказались образованные люди, то это отношение христианства к философии — отношение отбрасывания — приняло более мягкую форму признания, но лишь в качестве относительного подхода к истине. На этой основе стала складываться теория христианской веры, теология как некая религиозная философия. Первой теологией была доникейская теология, т.е. теология христиан до Никейского собора в 325 г., на котором был сформулирован Никейский символ веры. Доникейская теология образует первую часть патристики (доникейскую).

Проблема соотношения веры и разума

Одной из важнейших проблем, занимавших умы средневековых философов, была проблема соотношения веры и разума. Под верой понималось принятие без критической про верки религиозных положений. Под разумом — деятельность человеческого рассудка, направленная на познание мира. Проблема состояла в том, что неясной оставалась роль разума в постижении религии. Так как человеческий разум несовершенен и может быть критически направленным, для него характерно сомнение, то он может смущать человека, мешая постижению религиозных истин. В более простой формулировке вопрос о вере и разуме можно выразить следующим образом: насколько сильно можно человеку использовать свой разум, когда дело касается христианской веры?

Тертуллиан, размышляя о проблеме соотношения веры и разума, встал на позицию фидеизма. Он безоговорочно ставит веру выше разума, который всячески принижает. В этом его отличие от тех христианских философов (например, Климента Александрийского), которые стремились сблизить античную философию и христианское мировоззрение. Для Тертуллиана философия — это деятельность человеческого разума, при этом всякая философия и сама еретичка, и источник всех религиозных ересей. Философы, считает он, заняты праздными вопросами и разговорами, и не знают истины, т.к. они её ещё ищут, а следовательно, не нашли. «Философы и еретики распадаются на враждующие секты, они заклятые враги друг другу. Своими пререканиями они утомляют сильнейших, побеждают слабых, колеблют прочих». Все эти учения возникли позже истины, т.к. сначала существовала истина, а заблуждения появились позже. Критерием истины являются одинаковость, единодушие, древность. Истина от Бога, тогда как и философия, и религиозные ереси — от дьявола. Тертуллиан делает вывод, что люди не нуждаются ни в любопытстве, ни в изысканиях после Евангелия. В Св. Писании, исходящем от Бога, истина дана полностью и навечно. Это мнение Тертуллиан выразил в своей «Апологии», написанной в 217 г.

В написанной десятью годами ранее работе «О плоти Христовой» Тертуллиан прямо принимает религиозную веру как высшую мудрость, которая должна посрамить всякую земную мудрость. Он опирается на «Послания апостола Павла», которые частично цитировались выше. Приводя слова апостола Павла, Тертуллиан говорит о том, что безрассудно судить о Боге на основании только человеческого разума. Именно в трактате «О плоти Христовой» находи тся то знаменитое высказывание Тертуллиана, которое приняло легендарную форму: «Верую, ибо абсурдно».

Таков фидеизм Тертуллиана. Он говорит о том, что еретики не должны бьпъ допускаемы к обсуждению Св. Писания. Чтобы прийти к Богу, достаточно быть простодушным: философская культура не помогает, а мешает.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >