ОСОБЕННОСТИ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ЗА ЗАКОННОСТЬЮ ВЫЯВЛЕНИЯ И РАСКРЫТИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С РАЗМЕЩЕНИЕМ ЭКСТРЕМИСТСКИХ МАТЕРИАЛОВ В СЕТИ «ИНТЕРНЕТ», ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫМИ СРЕДСТВАМИ

Значение оперативно-розыскной деятельности (ОРД) в современных условиях весьма велико. Успешное выявление и раскрытие многих преступлений, в том числе экстремистского характера, как правило, зависит от тех мероприятий, которые проводят органы, осуществляющие ОРД. Нередко механизм совершения этих деяний таков, что их выявление и последующее раскрытие невозможно следственным путём. Вместе с тем «органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в полном объёме не задействуется комплекс предоставленных законом полномочий. Недостаточно реализованных мероприятий по оперативному внедрению в среду радикально настроенных сообществ, по разложению группировок экстремистов»[1].

Общие вопросы организации и осуществления прокурорского надзора за законностью ОРД

В соответствии со ст. 29 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» предметом надзора за законностью ОРД является соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, соблюдение установленного порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими ОРД. Прокурор по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД, — уполномоченный прокурор — осуществляет надзор именно за исполнением норм Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее — Федеральный закон об ОРД) и иных федеральных законов, регламентирующих отношения в сфере ОРД, поэтому его обращение к нормативным актам соответствующих органов,

осуществляющих ОРД, лишь тогда оправданно и необходимо, когда без этого не представляется возможным дать оценку законности проведённых оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ). Специфика нормативного регулирования ОРД состоит в том, что именно в положениях подзаконных актов конкретизируются установки Федерального закона об ОРД, определяются механизмы исполнения его конкретных норм. Так, ст.ст. 6, 8, 9, 10 и 11 Федерального закона об ОРД предполагают конкретизацию их положений в ведомственных нормативных актах. Поэтому ч. 2 ст. 21 указанного Закона предусматривает право прокурора требовать представления ведомственных нормативных актов, регламентирующих порядок проведения ОРМ. Таким образом, при необходимости прокурор может и должен знакомиться с оперативно-служебными документами, содержащими сведения об организации, тактике, методах и средствах осуществления ОРД. Однако прокурору не следует давать оценку правильности приёмов и методов оперативной работы, если их использование не приводит к нарушениям установленных законом требований.

В соответствии со ст. 30 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД, устанавливаются уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации и другими федеральными законами. Однако, несмотря на указание данной бланкетной нормы Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» (ст. 30), Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (УПК РФ) в действующей редакции не наделяет прокурора полномочиями по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД. В статье 37 УПК РФ регламентированы только полномочия прокурора по надзору за процессуальной деятельностью органов, осуществляющих дознание и предварительное следствие. Других федеральных законов, к которым отсылает ст. 30 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», определяющих полномочия прокурора, не принято. В свою очередь, ч. 2 ст. 21 Федерального закона об ОРД определяет круг оперативнослужебных и учётно-регистрационных документов, которые уполномоченный прокурор может истребовать и изучить, но не раскрывает при этом способы выявления нарушений законности и акты реагирования на выявленные нарушения. Существующая, таким образом, неопределённость полномочий прокурора является обстоятельством, негативно влияющим на его возможности по принятию мер к защите прав и свобод человека и гражданина и 13

установлению законности осуществления ОРД. При наличии законодательного пробела практика идёт по пути использования при проведении проверок в поднадзорных оперативно-розыскных органах надзорных полномочий, закреплённых в ст.ст. 22, 27 и 33 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации». Порядок и условия их реализации конкретизируются в приказе Генерального прокурора Российской Федерации «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности» от 15 февраля 2011 г. № 33. Уполномоченный прокурор вправе использовать только те средства прокурорского надзора, включая акты реагирования, которые предусмотрены нормами Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации». Действующим законодательством право дачи письменных указаний по делам оперативного учёта и розыскным делам уполномоченному прокурору не предоставлено. Согласно пп. 7 и 9 Приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 15 февраля 2011 г. № 33 уполномоченным прокурором могут быть предъявлены письменные требования по делам оперативного учёта и иным оперативнослужебным материалам об устранении нарушений закона, которые не являются актами прокурорского реагирования. Вместе с тем уполномоченный прокурор не наделён правом самостоятельной отмены незаконных и необоснованных решений органов, осуществляющих ОРД. Выявив незаконное и необоснованное решение, он направляет протест в порядке, предусмотренном ст. 23 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации». Кроме того, в соответствии со ст. 24 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» уполномоченный прокурор вправе вносить представления об устранении нарушений закона, допущенных должностными лицами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Наконец, в соответствии со ст. 30 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» и ст. 37 УПК РФ при выявлении в ходе прокурорской проверки основания для возбуждения уголовного дела, предусмотренного ст. 140 УПК РФ, уполномоченный прокурор должен вынести мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам допущенных нарушений уголовного законодательства.

Уполномоченный прокурор, осуществляя надзор за законностью проведения и документирования ОРМ, а также представления результатов ОРД в органы расследования, должен влиять на содержание правоприменительной практики оперативнорозыскных органов. В приказе Генерального прокурора Российской Федерации «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности» от 15 февраля 2011 г. № 33 (п. 4) содержится указание на обязанность уполномоченных прокуроров обеспечить законность при решении задач ОРД по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений и изобличению виновных лиц. Это может достигаться не только применением мер прокурорского реагирования, но и путём согласования позиций и совместной оценки собранного материала оперативнорозыскными органами и уполномоченным прокурором. При отступлении от предписаний нормативных актов, регулирующих основания, условия и порядок проведения ОРМ, порядок их документирования и представления результатов, результаты проведённых ОРМ в интересах уголовного судопроизводства использованы быть не могут. Опубликованная практика высшей судебной инстанции страны[2] свидетельствует о том, что при оценке законности проведения и документирования ОРМ участниками уголовного процесса должны учитываться положения не только УПК РФ и Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», но и ведомственных актов оперативно-розыскных органов, в частности Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утверждённой Приказом МВД России, ФСБ России, ФСО России, ФТС России, СВР России, ФСИН России, ФСКН России, Минобороны России от 17 апреля 2007 г. № 368/185/164/481/32/184/97/147 (согласована с Генеральной прокуратурой Российской Федерации).

Уполномоченный прокурор вправе требовать от руководителей органов, осуществляющих ОРД, представления оперативнослужебных документов, включая дела оперативного учёта, материалы о проведении ОРМ с использованием оперативнотехнических средств, а также учётно-регистрационные документы и ведомственные нормативные правовые акты, регламентирующие порядок проведения ОРМ. Приёмы и способы осуществления уполномоченным прокурором проверочных действий зависят от правильного понимания задач и предмета прокурорского надзора за законностью ОРД, знания положений ведомственных

актов и особенностей правоприменительной практики оперативных служб того или иного региона.

В соответствии с п. 3.1 распоряжения Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 270/27р, МВД России № 1/9789, ФСБ России № 38 «О совершенствовании работы по предупреждению и пресечению деятельности общественных и религиозных объединений по распространению идей национальной розни и религиозного экстремизма» от 16 декабря 2008 г. прокурорам субъектов Российской Федерации, приравненным к ним специализированным прокурорам необходимо «активизировать надзор за исполнением законодательства об оперативно-розыскной деятельности, особое внимание уделять вопросам эффективности реализации, планированию, полноте мероприятий и использованию результатов оперативно-розыскной деятельности в отношении лиц и объединений экстремистской направленности».

  • [1] О совершенствовании работы по предупреждению и пресечению деятельности общественных и религиозных объединений по распространению идей национальной розни и религиозного экстремизма : распоряжение Генеральной прокуратуры Рос. Федерации № 270/27р, МВД России № 1/9789, ФСБ России № 38 от 16 дек. 2008 г.
  • [2] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2005. № 5. С. 23—24.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >