Знаниевое обеспечение взаимодействия социолога с заказчиком

Востребуемые типы знаний в процессе взаимодействия социолога с заказчиком

Для успешного взаимодействия с заказчиком социологу следует понимать, какие знания ему необходимы, какими из необходимых знаний он владеет, а какими следует овладевать, какие наращивать.

Естественно, что для этого требуется набор предметных, научных знаний: собственно профессиональные социологические, обеспечивающие социологический профессионализм; важными являются психологические, в том числе социально-психологические знания, позволяющие использовать психологический ресурс для выстраивания и оптимизации взаимодействия с заказчиком (этому аспекту посвящена третья часть данного пособия); далее требуется определенный уровень знаний той предметной области, в которой работает заказчик; наконец, обеспечивающими являются также экономические, правовые знания, знания финансового аспекта, знания в области маркетинга, рекламы, PR и т.д.

Отдельно следует упомянуть знания об управленческой деятельности. (Далее этому вопросу посвящен отдельный параграф.) Как правило, прикладная работа социолога, ее результаты служат принятию управленческих решений, разработке стратегий и программ социального действия. Тут порой требуется большее, чем традиционные рекомендации со циолога: рекомендации окажутся несостоятельными, если игнорируют саму управленческую действительность как знание об управлении. (Оставим в стороне те случаи, когда сам управленец реально не осуществляет управления или потому, что решает какие-то совсем другие задачи, используя свое положение, или потому, что слаб как специалист-управленец.)

Особое место и особая роль, помимо научного знания, принадлежит, философскому и методологическому типам знаний, прежде всего с точки зрения понимания и трактовки категорий деятельности и взаимодействия.

Теоретико-методологические представления о взаимодействии

То, как социолог мыслит взаимодействие, как его понимает, и будет определять его практическую работу и непосредственно выстраиваемый способ взаимодействия с заказчиком. Поэтому важно (и с точки зрения успешности социолога, и с точки зрения качества, культуры его работы) рефлектировать, осознавать, какая базовая схема лежит в основе такого понимания и, соответственно, нормирует его работу.

Явно недостаточно для анализа и выстраивания социологом взаимодействия с заказчиком мыслить только в рамках своего предмета (тем более, мыслить понятиями, связанными исключительно с исследованиями), и об этом уже шла речь выше.

Недостаточны и различного рода редукции в подходе к взаимодействию. Так, в настоящее время модными и распространенными являются различные маркетинговые схемы и подходы, что приводит к тому, что и взаимодействие социолога с заказчиком начинает пониматься через призму этих схем, где социолог предстает как оферент, т.е. выходящий на рынок с предложением своего товара, услуг потенциальному клиенту. Взаимодействие при этом фактически предстает как специфический вид коммуникации, результатом которой должно являться успешное завершение коммерческой сделки, заключение договора социолога с заказчиком. Знания, которые при этом имеют первостепенную важность, касаются приемов завоевания новых клиентов, анализа ситуации на рынке, особенностей работы конкурентов, психологических основ взаимодействия с потенциальными клиентами с целью привлечения к сотрудничеству, техник рекламы и презентации продукта, требований и правил составления коммерческих предложений, технологий проведения переговоров с целью заключения торговой сделки и т.д. [46; 47].

Интеракционистская ориентация, берущая свое начало в работах Дж. Мида, в качестве исходной берет понятие «интеракции», т.е. взаимодействия. Акцент, как известно, ставится на специфических человеческих средствах осуществления и регулирования социальной интеракции. Отсюда большой интерес к проблеме коммуникации (к которой фактически и сводится взаимодействие) при помощи символов, языка, проблемам структуры личности, ролевого поведения, референтной группы как источнику формирования норм социального взаимодействия и социальных установок [4, с. ISO-219]. Данный подход применительно к взаимодействию социолога с заказчиком означает преимущественный анализ: как те или иные факторы процесса общения (социальной интеракции) влияют на участников взаимодействия и в конечном итоге определяют социальное поведение, какими средствами регулируется такая социальная интеракция. Так, по сути, интеракционистский взгляд на взаимодействие лежит в основе разнообразных пособий методического характера, где описывается, как правильно строить коммуникацию в процессе переговоров, PR-кампаний, рекламы, как создавать имидж и т.д.

В рамках мыследеятельностного методологического подхода, разрабатываемого Московским методологическим кружком с 1952 года сначала под руководством Г.П. Щедровицкого, затем его последователями, взаимодействие предстает через схему мыследеятельности [98]. Далее мы коротко излагаем ее с опорой на работу самого Г.П. Щедровицкого с некоторыми дополнениями и интерпретациями Ю.В. Громыко [14].

Г.П. Щедровицкий, будучи противником психологической теории деятельности, считал, что никакой психологической теории деятельности существовать не может, поскольку не существует индивидуальной деятельности - деятельность имеет коллективно-общественную природу (т.е. выступает как взаимодействие - уточнение наше. - Н.А.). В основание мыследеятельностного подхода он закладывает категорию мыследеятельности, в соответствии с которой в устройстве всякой практической системы необходимо различать три слоя: процессы мышления, мыследействия и мыслекоммуни-кации, а также связывающие и одновременно противопоставляющие их процессы рефлексии и понимания.

Процессы мышления развертываются на схемах, помещенных в разные предметные действительности - «доски» мышления, и предполагают стоящие за схемами идеализации. «Доска» мышления также символически может быть выражена в виде фасета, обозначающего автономное интенциональное направление работы сознания. Метафора фасети-зации, т.е. вырастания первоначально из единого процесса коллективного мышления расчлененных частей единого ока, подобно фасетному глазу насекомого, выражает прежде всего то, что каждая из частей, являясь соцелостностью, способна отображать процесс мышления в целом, но для того, чтобы «глаз-мышление» продолжал видеть, необходимо, чтобы члены общности присвоили себе всю совокупность разных направлений видения. Процесс мышления должен быть обобществлен. В противном случае он превратится в разбитое на многие кусочки зеркало, где каждая из частей строит отражение независимо от другого осколка. Процесс фасети-зации предполагает одновременное удержание множества потоков сознания или предметных действительностей (в этом и состоит идея многомерности сознания), целостность движения этих потоков задается либо смыслоинтенциональным, либо целевым образом.

Процесс мышления развертывается в схемах, а также формулах, графиках, таблицах, картах, диаграммах и т.п. Плоскость доски или бумаги, на которой мы зарисовываем схемы, графики, таблицы и т.п. (отсюда - «доска мышления»), выражает идеальное содержание мышления, противостоящее реальному содержанию и миру деятельности. Схема как особого типа знак является первым важнейшим способом организации мышления. Схема и позволяет оформить, выразить идеальное содержание мышления как отчлененность и отрезанность некоторого смыслового сгустка в разворачивающемся процессе мышления. Идеализационная фактура схемы является вторым важнейшим способом организации мышления. Наконец, идеализационным расчленениям, стоящим за схемой, соответствуют понятийные и категориальные различения, при этом понятийные различения могут включаться в структуру категорий.

Возвратимся к метафоре, фиксирующей развертывание мышления общности (взаимодействующих субъектов) как прорастание и дифференциацию фасеточного глаза. Чтобы это происходило, как уже было сказано выше, должны обобществляться принципиально разные видения, понимания, мыслительные ходы членов общности. Следовательно, коллективное мышление невозможно без процессов мыслеком-муниксщии. Этот пояс полифонической и полипарадигмати-ческой мысли - коммуникации выражается и закрепляется прежде всего в словесных текстах. Основная принципиаль ная проблема мыслекоммуникации состоит в том, что текст сообщения и, казалось бы, тот же самый текст понимания являются разными. Между ними нет прямого перехода. Люди понимают друг друга не просто на основе текстов, а как-то иначе. Социокультурным пределом понимания является чувствительность понимающего к интенциональной направленности коммуниканта. Понимающий создает смысл ситуации и смысл понятого текста.

Основная характеристика мыследействия состоит в том, что оно носит преобразующий характер (изменяющий условия существования человека, форму организации его деятельности и, наконец, самого себя). Всякое действие определяется замыслом, последовательная организация которого представлена в работе с целями - целепостановке, целеоп-ределении, целеполагании. Предметность действия означает, что для сознания существует предмет преобразования, с которым работает действующий. Часто действие может быть не целевым, а ситуативным, в этом случае оно развертывается в первую очередь на основе анализа и понимания ситуации. Формы и способы детерминации и, соответственно, организации процессов мыследействия являются и крайне сложными, и разнообразными. Здесь и культурная нормировка, и социальная организация и целевая детерминация и техническая и логическая детерминация средствами, техниками, правилами мыследействия и антропологическая детерминация (идея действия, основанная на преодолении и жертве, где предельным образцом является образ Иисуса Христа) и т.д.

Процессы рефлексии охватывают и пронизывают все процессы: и мыследействие, и мыслекоммуникацию, и чистое мышление - и, наряду с процессом понимания, связывают и объединяют (да и противопоставляют) их. Процессы рефлексии и понимания являются процессами перехода между исходными мыследеятельностными процессами, позволяющими либо перемещаться от одного процесса к другому, либо переносить содержание из одного процесса в другой. Основные характеристики рефлексии связаны с обязательным выделением средств осуществления того или другого процесса. Топико-пространственная организация конкретных мыследеятельностных процессов оказывается пронизана рефлексивно-понимающими «прыжками» и «скачками», которые, в свою очередь, обобществляются на основе коммуникации, когда результаты этих переходов выступают предметом коммуникативного сообщения между членами коллективной работы.

Антропологическим основанием единства мыследеятельностного процесса является стремление подчинить мыслительное видение и коммуникативное понимание задаче достижения цели.

Применительно к ситуации взаимодействия социолога с заказчиком схема мыследеятельности, по меньшей мере, позволяет разделять соответствующие процессы взаимодействия: соорганизацию действий представителей этих позиций, типов мышления и собственно процесс коммуникации в различных его характеристиках (а также рефлексию и понимание).

С известными оговорками можно утверждать, что в соответствии с этой схемой организован и материал данного учебного пособия. В первую часть включено обсуждение взаимодействия в аспекте столкновения разных стереотипов мышления. Во второй части взаимодействие обсуждается больше в аспекте соорганизации действий социолога с заказчиком на разных этапах взаимодействия. Наконец, третья часть освещает преимущественно коммуникативный аспект взаимодействия, который в данном случае описывается через призму психологического знания.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >