Гражданская история и периодизация истории русской литературы

«...Сама история до известной степени устанавливает периодизацию литературы. Литературные изменения в основном совпадают с историческими», — утверждает в вузовском учебнике по древнерусской литературе Д. С. Лихачев[1]. Это же мнение разделяет и последняя по времени издания академическая «История русской литературы», расширяя его уже и на литературу Нового времени: «...литературная периодизация естественно совмещается с исторической».

В зависимости от того, какие исторические события или явления избирались для точки отсчета, строилась как периодизация литературного процесса, так и вся история литературы.

Для древнерусской литературы такими историческими вехами, или «точками отсчета», были: монголо-татарское нашествие 1237— 1240 гг.; период раздробленности Древней Руси после него — вторая половина XIII—XIV вв.; время консолидации русских княжеств вокруг Москвы и образование русского централизованного государства в XV—XVI вв.; церковный раскол в середине XVII в.

Соответственно и история литературы делилась на: домонгольскую (или Киевской Руси) — XI — первая треть XIII века; периода раздробленности — вторая треть XIII—XIV вв.; периода объединения Северо-Восточной Руси и образования Московского государства — конец XIV — начало XVI в.; периода укрепления русского централизованного государства XVI—XVII вв.

Схема чисто условная. Если, скажем, «домонгольскую литературу» называть «литературой Киевского периода», то „большой натяжкой' будет относить к ней новгородскую и псковскую литературы, поскольку административно ни Новгород, ни Псков не подчинялись Киеву. Однако явления в севернорусской литературе были тождественны явлениям в южнорусской литературе, что свидетельствует не только о наблюдаемом едином литературном процессе, но и о единой древнерусской литературе, получившей компромиссное наименование «литературы древнерусского государства».

В стремлении детализации периодизации могли быть внесены уточнения и в определение границ того или иного периода. Например,

24 Часть I. Теория стадиального развития русской литературы «литература периода феодальной раздробленности и объединения Северо-Восточной Руси (XIII — первая половина XV века)» или «литература периода укрепления централизованного государства (вторая половина XV—XVII век)»[2]. Наряду с историческим подходом здесь уже выступает и социально-экономический.

Периодизация могла иметь дополнительные деления внутри периодов, причем не только хронологические, скажем, «литература конца XV — первой половины XVI века» или «литература периода первой крестьянской войны и борьбы русского народа с польско-литовской интервенцией», но и географические — выделялись литература Киевская, Черниговская, Новгородская, Владимиро-Суздальская, Галицко-Волынская и т. д. Но основные исторические вехи, к которым привязывали периодизацию, оставались неизменными: монголотатарское нашествие; свержение монголо-татарского ига, связанное с ростом Москвы и образованием Московского государства; Смутное время и т. д.

Вот как выглядит периодизация древнерусской литературы в наиболее популярных учебниках и «Историях», изданных (и переизданных) в последние десятилетия XX — начале XXI века:

Гудзий Н. К. История древней русской литературы. 7-е изд. М., 1966; 8-е изд. М., 2002.

  • 1. Литература Киевской Руси.
  • 2. Литература периода феодальной раздробленности XIII—XIV вв.
  • 3. Литература периода объединения Северо-Восточной Руси и образования русского централизованного государства (с конца XIV до начала XVI в.).
  • 4. Литература периода укрепления русского централизованного государства (XVI—XVII вв.).

Кусков В. В. История древнерусской литературы. 7-е изд. М.,

  • 2002.
  • 1. Начальный период формирования древнерусской литературы (конец X — первая половина XI вв.).
  • 2. Литература Киевской Руси (середина XI — первая треть XII вв.).
  • 3. Литература периода феодальной раздробленности (вторая треть XII — первая половина XIII вв.) — период формирования и развития местных и областных литератур.

  • 4. Литература периода борьбы русского народа с монголо-татарскими завоевателями и начала формирования централизованного государства (вторая половина XIII — XV в.).
  • 5. Литература централизованного русского государства (конец XV — XVI вв.).
  • 6. Литература формирующейся русской нации (XVII в.). Литература переходного периода, в котором выделяются два этапа: первый от начала века до 60-х годов и второй от 60-х годов до конца XVII — первой трети XVIII вв. «Последний этап и может быть определен как переходный период от литературы Древней Руси к литературе Нового времени».

Прокофьев Н. И. Древняя русская литература. Хрестоматия. М., 1980.

Периодизация (по оглавлению).

  • 1. Литература Киевской Руси. (XI — первая треть XII в.).
  • 2. Литература периода феодальной раздробленности (вторая половина XII — середина XIII в.).
  • 3. Литература в период борьбы с иноземными завоевателями и объединения княжеств Северо-Восточной Руси (середина XIII — середина XV в.).
  • 4. Литература в период укрепления Московского государства (середина XV — начало XVI в.).
  • 5. Литература в период укрепления самодержавия и создания многонационального государства (начало XVI—XVII вв.).

Древнерусская литература: Хрестоматия / Сост. Н. И. Прокофьев. М., 2000. В новом переиздании хрестоматии периодизация несколько изменена Н. Н. Прокофьевой и Н. В. Трофимовой.

  • 1. Литература Киевской Руси (XI — первая треть XII в.).
  • 2. Литература периода феодальной раздробленности (вторая треть XII — первая треть XIII в.).
  • 3. Литература периода монголо-татарского нашествия и объединения княжеств Северо-Восточной Руси (середина XIII — 80-е гг. XV в.).
  • • Литература начала монголо-татарского ига (середина XIII в. —
  • 1380 г.).
  • • Литература эпохи Куликовской битвы и освобождения от монголо-татарского ига (1380—80-е гг. XV в.).
  • 1

Эта периодизация была предложена исследователем еще раньше в его докторской диссертации. См: Кусков В. В. Жанры и стили древнерусской литературы XI — первой половины XIII вв.: Автореф. дис. ... докт. филол. наук. М., 1980. С. 32.

  • 4. Литература московского централизованного государства (конец XV —XVI в.)
  • 5. Литература «переходного» XVII в.

Ряд уточнений к этой периодизации даны в коллективном учебнике:

Древнерусская литература. XI—XVII вв.: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений / Под ред. В. И. Коровина. М.,

  • 2003.
  • 1. Первый период (XI — первая треть XII вв.).
  • 2. Второй период (вторая треть XII — первая треть XIII вв.).
  • 3. Третий период (вторая треть XIII — конец XIV вв.).
  • 4. Четвертый период (конец XIV — XV вв.).
  • 5. Пятый период (конец XV — XVI вв.).
  • 6. Шестой период имеет два этапа:
    • • начало — 60-е годы XVII в.;
    • • 60-е годы — конец XVII в.

Приведенная периодизация (зафиксированная в оглавлении) носит исторический характер, и в самом тексте учебника в нее внесены уточняющие характеристики (но не названия!) периодов:

  • 1. Первый период — «относительного единства литературы».
  • 2. Второй период — «появление областных литературных центров».
  • 3. Третий период — «монголо-татарского нашествия и борьбы с ним».
  • 4. Четвертый период — «складывания нового нравственного идеала эпохи».
  • 5. Пятый период — «литература эпохи Московского централизованного государства».
  • 6. Шестой, двухэтапный период — «столкновения новых и старых принципов художественного творчества».

История русской литературы XI—XVII вв. / Под ред. Д. С. Лихачева. М., 1980.

  • 1. Литература XI — начала XII в.
  • 2. Литература середины XII — первой трети XIII в.
  • 3. Литература периода монголо-татарского нашествия — второй четверти XIII — конца XIV в.
  • 4. Литература конца XIV — первой половины XV в.
  • 5. Литература второй половины XV — начала XVI в.
  • 6. Литература середины и конца XVI в.
  • 7. XVII в. — век перехода к литературе Нового времени.

В оглавлении, правда, фигурируют несколько иные периоды: два первых соединены в один, третий разбит на два, равно как и XVII век поделен на две половины.

Практически мало чем от нее отличается и академическая «История русской литературы», т. 1. «Древнерусская литература» / Под ред. Д. С. Лихачева. (Л., 1980).

Характерно, что даже при едином «историческом подходе» исследователей к периодизации древнерусской литературы все же наблюдаются существенные различия как в выделяемых ими хронологических рамках периодов, так и в их количестве (от четырех до семи!). Такой разброс мнений не может удовлетворить историка литературы, поскольку свидетельствует о кризисной ситуации в литературоведении и заставляет задуматься о правомерности применяемого подхода к периодизации и, соответственно, построению самой истории древнерусской литературы.

В этой связи хочется еще раз обратить внимание на весьма существенное обстоятельство: в основу периодизации литературы, то есть в разграничение определенных этапов эволюции художественного слова, была положена гражданская история (а порой — и административно-географическое деление), но не явления самой литературы[3].

На раннем этапе развития литературоведческой науки «исторический» подход вполне объясним и, может быть, даже оправдан, как напрашивающийся сам собою. Во-первых, своей тематикой древнерусская литература тесно связана с гражданской историей, и появление большинства произведений обусловлено именно историческими событиями. А во-вторых, выстроенные в хронологической последовательности, они действительно создают впечатление истории древнерусской литературы. В-третьих, при господстве эмпирических наблюдений на ранней, примитивной, по словам акад. В. Н. Перетца, стадии «литературной критики» отсутствовали даже типологические обобщения, не говоря уже о номотетических, формулирующих общие законы развития. Так что «исторический подход» был как будто бы закономерен.

Однако еще в начале 30-х годов XIX века В. Т. Плаксин писал: «.. .Не всегда История гражданства согласно идет с Историею Литературы; ибо перевороты первой, как и вообще события внешней жизни, совершаются быстро, часто силами посторонними, привходящими,

а изменения последней как проявления жизни внутренней, требуют духовной готовности, которая созревает медленно, возрастая естественным порядком... Вот почему История Русской литературы, независимо от политических эпох и гражданских переворотов, должна быть разделена по свойству своего развития...(курсив мой. —

А. У)»[4].

Кроме того, литературу нельзя рассматривать только как форму общественного сознания. Не следует забывать, что она и форма художественного сознания, поскольку своими определенными художественными средствами решает творческие задачи.

«И в общественной, и в художественной жизни литературы имеются свои законы, своя внутренняя логика, у каждой свои интересы и движущие силы, т. е. — своя история, в одном случае—литературнообщественного, в другом — литературно-художественного развития. Это разные истории литературы и разные историко-литературные процессы, со своими открытиями, эпохами, периодами, знаменательными вехами и датами, временные границы которых, как правило, не совпадают...» — замечает по поводу литературного процесса Нового времени А. С. Курилов.

Применительно же к литературному процессу в Древней Руси следует отметить теснейшую связь общественно-религиозного сознания и художественного сознания, что свидетельствует о едином литературном процессе, а стало быть, речь необходимо вести об одной истории древнерусской литературы (словесности).

  • [1] История русской литературы X—XVII веков. М., 1980. С. 7. 2 История русской литературы: В 4 т. Т. 2. Л., 1981. С. 5. 3 Гудзий Н. К. История древней русской литературы. 7-е изд. М., 1966.
  • [2] Кусков В. В. История древнерусской литературы.. 3-е изд. М., 1977. С. 245—246. 2 Кусков В. В. История древнерусской литературы. С. 246.
  • [3] Увы, это беда не одного только отечественного литературоведения. См.: УэллекР. и Уоррен О. Теория литературы. М., 1978. 2 Перетц В. Н. Краткий очерк методологии истории русской литературы. Пг., 1922. С. 13.
  • [4] Плаксин В. Т. Руководство к познанию истории литературы. СПб., 1833. С. 7. 2 Курилов А. С. История литературы Нового времени: логика художественного развития от итальянского Возрождения до русского Сентиментализма // Филология и школа. М., 2003. С. 176; курсив А. С. Курилова. — А. У.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >