Пространственное взаимодействие экономик

Теперь обратимся к некоторым вопросам пространственной организации хозяйственной жизни.

В подавляющем большинстве случаев экономики взаимодействуют, а развивающиеся -тем более. В экономической истории любопытен характер этого взаимодействия.

Общеизвестно, что формирование современного мира происходит под знаком неравенства. Состав быстро и медленно развивающихся стран менялся, но мир вчера и сегодня представляет иерархическую конструкцию. Вот как ее описывает Ф. Бродель.

Макрорегиональная структура и характеристики ее частей

В этом параграфе речь пойдет о понятии макрорегиональной структуры (МРС), или, в терминологии Ф. Броделя, мир-экономикиХ|. Макрорегиональная структура - совокупность региональных и межгосударственных образований, связанных способами взаимодействия и организации хозяйства на своих территориях.

Эта структура определяется тремя признаками.

  • 1. МРС занимает определенное географическое пространство (не обязательно сплошное). Стало быть, у нее есть границы, которые, хотя и медленно, но меняются. Время от времени происходит прорыв этих границ. Так случилось в результате Великих географических открытий в конце XV в. То же происходило в эпоху Петра Великого; сегодня, когда Китай и Россия стали открытыми для мировой экономики, произошел прорыв границ западного экономического пространства в его прежнем виде.
  • 2. Макрорегиональная структура всегда имеет центр, полюс, а иногда и два. Раньше им были города, города-республики, теперь это экономические столицы. В XIV в. центром были Венеция, потом - Генуя, в XVIII в. - Лондон и Амстердам, с 1929 г. центром современной наиболее влиятельной макрорегиональной структуры является Нью-Йорк.
  • 3. Любая макрорегиональная структура состоит из ряда взаимодействующих неравных зон, т. е. она как-то организована.

Обычно выделяют три основных зоны: центр, серединная (промежуточная) зона и обширная периферия. В центре высоки цены и доходы, много финансовых институтов, самые выгодные ремесленные и промышленные производства. Отсюда расходятся торговые пути, сюда стекаются драгоценные металлы и валюта, здесь развиваются передовые технологии и их неизменная спутница - фундаментальная наука. В целом, центральная зона характеризуется высоким уровнем жизни по сравнению с остальной частью МРС.

Промежуточная зона отличается от центра меньшей интенсивностью хозяйственной жизни, но уровень ее развития позволяет ей конкурировать с центральной зоной за ресурсы и влияния.

В обширной периферии уровень жизни существенно ниже, чем в центре и в промежуточной зоне. Обмены не совершенны, организация банковской и финансовой деятельности страдает неполнотой, а то и управляется извне. Например, такое сравнение: как ни поражает Франция XVIII в. своею пышностью, ее уровень жизни ниже, чем в Англии (откормленный Джон Буль ест мясо и носит кожаные башмаки, а тщедушный Жак-простак носит деревянные сабо). Но Франция по сравнению с Польшей кажется очень благополучной.

Хотя МРС развивается медленно, центры все же меняются. История становления института кредита в Европе дает такие примеры. В XIV в. центром Европейской макрорегиональной структуры была Венеция. С наступлением XVI в. он переместился в Антверпен. Между 1560-1660 гг. - в Геную, в 1590-1610 гг. - в Амстердам, в 1780-1815 гг. - в Лондон, в 1929 г. - в Нью-Йорк. Чаще всего изменение положения центров происходит вследствие кризисов, войн, географических открытий.

Накануне промышленной революции Европейская макрорегиональная структура представляла собой следующие зоны (около 1650 г.). Центр - Амстердам. Промежуточную зону

81 См. Бродель Ф. Время Мира / Ф. Бродель. М. : Прогресс, 1992. составляли страны побережья Балтии и Северного моря, Англия, земли Германии в долинах Эльбы и Рейна, Франция, Португалия, Испания, север Италии. Периферия - Шотландия, Ирландия, север Скандинавии, юг Италии, восток Европы, по ту сторону Атлантики - Америка. (Польша и Россия представляют зону повторного закрепощения.)

В описанных зонах представлены разные хозяйственные системы: от капитализма в Голландии до рабства в Америке. Это означает, что существование капитала подразумевает расслоение мира: периферийные зоны питают промежуточную и центральную, но и периферия зависит от потребностей центра и промежуточной зоны, которые диктуют ей свои правила игры: повторное закрепощение в Европе, рабство в южных штатах Североамериканского союза.

Из сказанного следует, что сравнительные преимущества в истории экономики чаще определяются соотношением политико-экономических сил, которое также меняется. В торговом соперничестве никогда не проигрывают сразу, но и не выигрывают одним разом. Успех зависит от использования обществом ряда возможностей (шансов), которые предоставляет эпоха, от накопления знаний, опыта, капитала, социальных связей.

Вполне убедителен пример Ф. Броделя, комментирующего проигрыш Франции торгового соперничества Англии в начале XIX в. Большинство полагает, что Франция уступила Англии из-за революции 1789 г. и последующего режима империи. Однако истоки этого поражения просматриваются издалека. Так, в ХШ в. процветающие ярмарки Шампани постепенно приходят в запустение из-за открытого морского пути из Италии в Голландию через Гибралтар. В 1713 г. Франция потеряла серебро Америки. В 1722 г. с крахом Джона Ло страна до 1776 г. осталась без Центрального банка, а в 1762 г. потеряла Канаду и Индию.

Таким образом, сравнительные преимущества складываются из комбинации подчас случайных факторов, которые постепенно формируют «лицо» экономики в системе международного разделения труда.

Империя как макрорегиональная структура

Нельзя не остановиться на таком небольшом, но важном для понимания многих современных проблем вопросе, как империя и макрорегиональная структура. Империи всегда были образованиями архаичными (не значит маломощными), являлись итогом давних побед политики над экономикой. В средневековом периоде они существовали в Китае, Индии, странах Ислама, Московском государстве. В империи хозяйственная, экономическая жизнь нс смогла, нс успела развиться, затормозившись под давлением политической силы и идеологии. Экономические отношения потеряли свободу развития, но не остановились в развитии совсем. Империи часто боролись с успехами торговли и обогащением своих подданных усечением головы: Михаил Кантакузен в 1578 г. был повешен на воротах своего роскошного дворца в Стамбуле; в Китае богатейший министр и фаворит императора после смерти последнего был казнен; в 1720 г. был казнен губернатор Сибири кн. Гагарин (казнокрад, каких мало).

В странах Древнего Востока государство было сильнее общества, но не сильнее хозяйственной жизни. И купцы этих стран под контролем государства, рискуя, торговали. За несвободу экономики империи заплатили позже длительным отставанием, а некоторые - последующим порабощением.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >